Иннокентий Херсонский и Таврический: житие святителя и о чем просят, молитвы

Иннокентий Херсонский и Таврический: житие святителя и о чем просят, молитвы Иннокентий Херсонский и Таврический: житие святителя и о чем просят, молитвы Иннокентий Херсонский и Таврический: житие святителя и о чем просят, молитвы

Как ни поверхностно обозревали мы… владычество смерти над родом человеческим, но и при сем не могли не видеть, как это владычество разрушительно и ужасно, — ужасно уже неизбежностью своею для всякого, ибо кто есть человек, иже поживет и не узрит смерти (Пс. 88:49)? Ужасно неизвестностию часа смертного, ибо кто может знать и сказать, что он умрет не прежде, как тогда-то, ужасно предшествующими обыкновенно всякой смерти страданиями телесными и душевными, ужасно даже отсутствием всяких страданий, когда смерть постигает человека совершенно внезапно и нечаянно. Хотите ли взглянуть еще вместе с нами на последствия смерти над человеком, дабы более и прочнее пробудить в себе спасительный страх смерти, столь нужный и благопотребный для нас в деле нашего покаяния и спасения? Если так, то да будет известно вам, что последствия смерти — во всех отношениях чрезвычайно важны и решительны, словом сказать, таковы, что кто раз вникнет в них и выразумеет вполне их силу и значение, у того никогда они не могут выйти из головы и мысли. Мы даже не разумеем при сем тех последствий, коим подлежит человек умерший в другом мире, куда он преходит от нас, и коих мы, при всей важности их, не можем видеть, а только можем и должны предполагать. Рассмотреть одни те последствия, кои касаются нашего мира и кои потому пред нашими очами и нашим судом. Эти последствия, говорю, чрезвычайно важны, неотразимы и решительно непреложны!   

И, во-первых, в самом существе человека.

До смерти — как бы он ни страдал, в каком бы ни находился истощении и безобразии, хотя бы был подобен Иову на гноище, — он все еще человек, существо живое, чувствующее и разумное: приходит смерть — и этот человек, хотя бы за минуту до того был крепок и цветущ здравием, становится бездушным, у которого остается все, что было прежде, но без всякого действия: очи не видят, ухо не слышит, уста сомкнуты, руки и ноги, самое сердце недвижимы. И этот телесный остаток человека вскоре теряет свой вид более и более, и начинает разлагаться на части, после чего от человека остается, и то не навсегда, только несколько голых костей, несколько горстей праха. Можно судить по сему, какая ужасная перемена должна происходить с человеком после его смерти! Тут происходит более, гораздо более того, как если бы человек каким-либо чудом восхищен был с нашей земли и преставлен в какой-либо из небесных шаров; ибо, при всей разности образа существования там от нашего земного, преставленный туда, все еще оставался бы с своей телесностию и сретил бы себя среди вещественных стихий, подобных сколько-нибудь здешним. В смерти, напротив, оставляет человека все телесное: он остается и делается одним духом, не имущим вовсе плоти и крови; вместе с тем должен существенно измениться весь образ бытия человеческого и всех его отношений к подобным себе и ко всему миру.   

Доколе человек в теле и жив, дотоле он занимается чувственным и телесным; телесное и видимое доставляет ему способы к поддержанию своего бытия и к занятию самых душевных способностей; с смертию этот союз с видимым и чувственным прекращается навсегда. Без тела человеку нисколько уже не нужно того, над приобретением чего он так должен был прежде трудиться и в чем полагал свое блаженство.

С другой стороны, и чем занята была душа его, как бы ни казалось то привычным, любезным, необходимым, все это должно оставить и навсегда, ибо без тела и чувств нет уже средства и возможности заниматься, чем занимался прежде.

Таким образом, у сожителя алтаря нет более ни алтаря, ни храма; у любителя наук и знаний нет более ни звезд на небе для наблюдения, ни трав и животных на земле для рассмотрения; у оратая — полей для возделания; у деющего куплю — предметов торговли. Для умершего нужна уже новая пища, новый круг занятий, сообразные его новому образу бытия в другом мире.

 Говорить ли после сего, что смерть прекращает навсегда всякую деятельность человека, над чем бы ни застала его в приходе своем к нему.

 Вы трудились над каким-либо великим и общеполезным делом, немного времени уже требовалось для окончания его, без вас даже, может быть, никто не в состоянии кончить его: смерти нет дела до сего, она приводит с собою конец самому вашему бытию земному, и недовершенное вами остается для вас таким навсегда.

Успели вы распорядиться вашим имуществом и объявить последнюю вашу волю — хорошо, не успели — оно пойдет без вашей воли, куда бы вы вовсе, может быть, не хотели. Вам крайне желалось бы переменить что-либо из ваших прежних действий, например, примириться по-христиански с таким и таким недругом, вознаградить кого-либо из обиженных вами, оставить кому-либо знак своей любви и уважения, если этого не сделано до смерти, то никогда уже не будет сделано. Смерть единожды и навсегда полагает конец нашей земной деятельности, в чем бы она ни состояла и чего бы ни требовала.   

Если бы можно было умершим по крайней мере передавать каким-либо образом в наш мир свои желания! Многие, если не все, из сродников и ближних наших почли бы за долг для себя привести их в исполнение, но сие невозможно! Лишившись своего тела, человек вместе с ним теряет все средства к сообщению с сим миром и с оставшимися в нем, кои, со своей стороны, будучи облечены телесностию, не в состоянии проникать в область духов, где находятся умершие. Посему как бы вас ни продолжали любить здесь, как бы ни желали вам всякого блага за гробом, никто не в состоянии знать и исполнить вашу волю, ни вы передать ее им. О вас будут жалеть и плакать, о вас будут молиться и во имя ваше благотворить, к чему так располагает всех чад своих св. Церковь, но сообщения с вами ни у кого не будет. Все намерения, желания, нужды наши погребены будут навсегда с вами, и их никто не узнает на земле, разве Сам Господь благоволит открыть о том кому-либо особенным образом, что, как видим из св. истории, бывает крайне редко. Помыслите, братие мои, о всем этом и ужаснитесь! Помыслите и извлеките из сего сами правила для своего поведения в жизни. Они кратки и просты, ко столь же полезны и необходимы для каждого.   

Если тело наше должно оставить нас в смерти и обратиться в прах, что, может быть, уже весьма близко к нам, то благоразумно ли заботиться непрестанно об одном теле и оставлять без внимания состояние нашей души, с коею мы останемся на всю вечность? Если мир, нас окружающий и нас всецело занимающий, должен в смерти исчезнуть для нас навсегда, то благоразумно ли ограничивать им всю деятельность нашего духа, привязываться к нему всеми силами сердца и не готовить себя к деятельности высшего рода, которая сретит нас за гробом, запасать благовременно то, что там будет нужно? Если деятельность наша в сем мире совершенно прекращается с смертию, и как невозможно по смерти не только совершить или докончить что-либо из дел наших, даже знать здесь кому-либо о наших желаниях, то не должно ли стараться каждому делать, что необходимо, заблаговременно, не ожидая часа смертного, который может постигнуть внезапно? Здесь-то можно повторить слова Спасителя: еже твориши, твори скоро: мирися с соперником твоим, то есть с правосудием Божиим и совестию твоею, дондеже ecu на пути. Уготовляй светильник и елей добрых дел, доколе не наступила полночь, не пришел внезапно жених и не затворились пред тобою двери чертога. Аминь.   

«Беседы о смерти»

День памяти: 25 мая (7 июня)

Архиепископ Иннокентий (в миру Иван Алексеевич Борисов) родился в городе Ельце в 1800 году в семье священника Успенской церкви Алексия Борисова. В родительском доме Иван изучил славянскую азбуку, Часослов и Псалтирь и научился письму.

В 1819 году Иван Борисов окончил курс семинарского учения с отличным успехом и поступил в Киевскую Духовную Академию. Здесь он предался изучению наук с таким жаром, что иногда целые ночи проводил за книгой. Повинуясь внутреннему призванию, более всего занимался он составлением и обработкой проповедей.

В 1823 году 23-летний Иван Алексеевич окончил полный курс академического учения первым магистром и был определён в Санкт-Петербургскую Духовную Семинарию на должность инспектора и профессора Церковной истории, но не прошло и трёх месяцев, как он занял и должность ректора Санкт-Петербургского Александро-Невского Духовного училища. Здесь же он принял пострижение в монашество с именем Иннокентий и был рукоположен в иеромонаха.

В декабре 1824 года отец Иннокентий назначается бакалавром богословских наук в Санкт-Петербургской Духовной Академии, а через несколько месяцев её инспектором и экстраординарным профессором.

В марте 1826 года он возводится в сан архимандрита. В 1836 году 21 ноября в Казанском соборе Санкт-Петербурга в день Введения во храм Пресвятой Богородицы состоялась хиротония архимандрита Иннокентия во епископа Чигиринского.

В марте 1840 года он назначается на кафедру епископа Вологодской епархии. Здесь он оставался 9 месяцев и затем был перемещён в Харьковскую епархию. Служение его в Харькове продолжалось около семи лет.

За этот срок он восстановил Ахтырский и Святогорский монастыри, открыл Никольскую женскую обитель.

Владыке принадлежит идея учреждения торжественного крестного хода в Харькове по случаю перенесения в город из Куряжского монастыря чудотворной иконы Божией Матери.

В 1845 году Владыка возводится в сан архиепископа. И через 3 года назначается в Херсоно-Таврическую епархию, где разноплеменная православная паства непрестанно подвергалась тлетворному влиянию татар, евреев и немецких колонистов.

В последние годы своего святительства преосвященный Иннокентий принимал самое живое архипастырское участие в бедствиях Крымской войны и имел в высшей степени благотворное влияние на воинов.

Читайте также:  Корнилий Псково-Печерский: житие святого и в чем помогает преподобный, молитвы

Величие духа Святителя Иннокентия обнаружилось и в посещении им страдальцев-воинов в лазаретах, свирепствовал заразительный тиф и где можно было видеть всю тяжкую скорбь, все страдания, порождаемые войной. В сражениях он обходил ряды войск, ободряя героев. И здесь мужественный пастырь-отец являлся ангелом-утешителем страждущих.

В коронацию Императора Александра II, архиепископ Иннокентий назначен был членом Святейшего Синода.

Усиленные труды и тревоги надломили здоровье славного архипастыря. Владыка заболел, находясь в Севастополе во время битвы русских войск с неприятелем, и на обратном пути в Одессу скончался в Херсоне 25 мая 1857 года в светлый праздник Живоначальной Троицы.

Канонизован Русской Православной Церковью в 1997 году.

Иннокентий Херсонский и Таврический: житие святителя и о чем просят, молитвы

Святитель Иннокентий, архиепископ Херсонский и Таврический: Без сошествия Святого Духа мир не знал бы о своем Спасителе

Что означает сошествие Святого Духа на апостолов? Неужели во всю историю человечества Он не действовал и не сходил на пророков и праведников? Почему Христос не мог остаться на земле со Своей Церковью, но послал ученикам Утешителя-Духа? Почему Он сошел именно в виде языков пламени? Что было бы, не произойди этого события? Приводим рассуждения на эту тему святителя Иннокентия Херсонского.

Иннокентий Херсонский и Таврический: житие святителя и о чем просят, молитвы
Иннокентий Херсонский и Таврический: житие святителя и о чем просят, молитвы

Святитель Иннокентий,

архиепископ Херсонский и Таврический Иннокентий Херсонский и Таврический: житие святителя и о чем просят, молитвы

Когда мы говорим, что Дух Святой сошел на апостолов, то, прежде всего, будем помнить, что сошествие Его не надо представлять подобным сошествию или пришествию человеческому. Дух Святой как Бог – вездесущ: Ему неоткуда нисходить и некуда приходить, Он и без того везде есть и все наполняет.

Сходить, приходить могут только существа ограниченные, а не Бог.

Все эти выражения, как замечает святитель Иоанн Златоуст, употребляются о Боге по необходимости, – ибо на языке человеческом нет слов для выражения Божеских действий, каковы они сами в себе, и все эти выражения означают не что другое, как новое явление силы Божией, особенное откровение Его присутствия.

Где открывается сила Божия, где Он ощутимо являет Свое присутствие, туда, по нашему слабому понятию и еще более слабому выражению, Бог как бы приходит. Сошествие Святого Духа на апостолов, собственно говоря, есть не сошествие к ним Бога-Духа, а явление силы Его в них, открытие в них Его особенного присутствия.

Равным образом, когда мы говорим, что Дух Святой сошел на апостолов и начал в них действовать, то не должно думать, чтобы Он не действовал прежде в роде человеческом. Дух Святой, как премудро воспевает Церковь, был всегда, есть и будет.

Он был в ветхозаветных патриархах – Адаме, Ное, Аврааме и других, был в пророках, был во всякой душе чистой; всякий праведник имел Его; без Него никогда не совершилось ни одного истинно доброго дела.

Несмотря, однако же, на такое всегдашнее пребывание Духа Божия в святых Божиих, не должно думать, чтобы по тому самому сошествие Его на апостолов не было чем-либо особенно важным. Нет, оно чрезвычайно важно, чрезвычайно благодетельно для всего рода человеческого по следующим причинам.

В предвечном совете Божием о спасении погубленного грехом рода человеческого положено, чтобы Сын Божий, явившись в определенное время на земле, искупил Своею смертью людей от вечной гибели и, по совершении этого величайшего дела, вознесся на Небо, чтобы там наслаждаться Божественной славой.

Почему Промысл не благоволил, чтобы Сын Божий оставался до самого скончания времен на земле, чтобы видимо управлять Своею Церковью, Которой Он есть Глава и Господь, – о том мы с полной уверенностью не можем сказать ничего: ибо сам апостол говорит только, что «небо должно было принять» Спасителя «до времени совершения всего» (Деян. 3: 21), а почему так, не говорит ничего. Для нас в этом отношении довольно помнить слова Спасителя к ученикам, скорбевшим об Его отшествии: «Лучше для вас, чтобы я пошел» (Ин. 16: 7) и, помня их, верить, что действительно лучше, чтобы Спаситель наш был на Небе, а на земле с нами был Дух Святой.

Итак, поскольку пребывание Спасителя на земле должно было быть кратким, то в том же предвечном совете Божием положено, чтобы по отшествии Спасителя на Небо пришел Дух Святой, чтобы, так сказать, заняв Его место, совершить то, что Им начато, сделать апостолов способными к проповеданию Евангелия всему миру, расположить сердца людей к принятию их проповеди, научить их живой вере в заслуги Искупителя, сообщить им новые духовные силы к исполнению нового закона благодати. Короче говоря: усвоить роду человеческому те божественные дары, которые приобретены для него страданиями Сына Божия. Поэтому сошествие Святого Духа на апостолов есть как бы торжественное освящение новой, всемирной, вечной Церкви, такое освящение, после которого Освятитель уже начал в ней действовать видимо, постоянно.

А из этого само собой откроется, как важно и благодетельно для всего рода человеческого сошествие Святого Духа на апостолов.

Если бы Он не сошел на них, то дело Спасителя рода человеческого осталось бы незавершенным. Апостолы пребыли бы неспособными проповедать Его всему миру. Мир не знал бы о своем Спасителе.

Не было бы в мире христианской веры, и праотцы наши, и все мы остались бы во тьме идолопоклонства.

Как все важнейшие события в царстве благодати были предварительно предсказаны пророками, чтобы люди, зная, на что надеяться, тем тверже надеялись, так и сошествие Святого Духа было предсказано неоднократно.

Так, еще за 600 лет Бог, утешая, по случаю голода, народ израильский через пророка Иоиля, говорил, что Он не только подаст им хлеб насущный, но и в последние дни, то есть во дни пришествия Мессии, изольет от Духа Своего на всякую плоть (Иоил. 2: 22–28). Подобное этому говорил Бог и через пророка Иезекииля (см.: Иез. 36: 26). Но современники этих пророков ждали хлеба земного и мало заботились о пище духовной, утешительное предсказание не тронуло сердец, преданных страстям.

Иоанн Предтеча, по долгу призвания своего приготовляя иудеев к встрече Мессии, готовил их и к принятию Духа Святого.

Неоднократно объявлял он им, что после его крещения водою вскоре откроется Крещение Духом Святым и что последнее Крещение несказанно важнее первого (Мф. 3: 11).

Но и это возглашение не произвело в сердцах, иссохших от страстей, жажды Духа Святого. Никто и не спросил, что это за Крещение, где и как обрести Его.

Сам Спаситель по временам указывал на будущее пришествие Святого Духа. Так, Никодиму, приходившему к Нему ночью для научения, Он прямо сказал, что для получения Царства Божия непременно должно возродиться от Святого Духа. Но этот учитель Израилев так мало знал о Святом Духе, что, как известно, подумал, что ему говорят о новом рождении из утробы матери (Ин. 3: 3–5).

Потом Спаситель в последний день праздника кущей (в который, между прочими обрядами, возливалась на алтарь вода из Силоамского источника) всенародно в храме проповедовал, чтобы всякий, кто жаждет, шел к Нему, потому что верующий в Него сделается сам источником воды живой. Это, как замечает евангелист Иоанн, говорил Он о Святом Духе. Но едва ли кто истинно понял Его; ибо между слушателями произошел спор о Его лице, – и больше ничего (Ин. 7: 37–43).

Сами Апостолы, питая надежду на земное царство Мессии, мало думали (если только думали) о Святом Духе. И Спаситель, видя их неспособность, не говорил им о Нем или говорил весьма мало.

Но когда наступило время Ему разлучиться с учениками, в последней беседе – в навечерие Своей смерти – для утешения их Он не только открыл, что они вскоре получат Святого Духа, но и раскрыл благотворные свойства будущего Утешителя. Оттого, говорил Он, – что Мне должно оставить вас, «печалью исполнилось сердце ваше.

Но Я истину говорю вам: лучше для вас, чтобы Я пошел; ибо, если Я не пойду, Утешитель не приидет к вам» (Ин. 16: 6–7), – «Дух истины, Который от Отца исходит» (Ин. 15: 26). Правда, Я «еще многое имею сказать вам; но вы теперь не можете вместить. Когда же приидет Он, Дух Истины, то наставит вас на всякую истину» (Ин. 16: 12–13).

Он научит вас всему, «и будущее возвестит вам» (Ин. 16: 13), напомнит вам, о чем Я говорил с вами. Он уже не оставит вас, а пребудет с вами вовек.

Ничего не может быть яснее этого предсказания, и ученики, по-видимому, успокоились.

Но ужасная смерть Иисуса Христа, которой они при всех предсказаниях никак не могли согласовать со своей надеждой Его земного царства, совершенно затмила в уме их обещание Спасителя: никто не думал об Утешителе; все только плакали и сокрушались! Воскресение Иисуса Христа рассеяло облако печали, но не оживило желания пришествия Святого Духа. Ученики снова начали мечтать о земном царстве; они спрашивали: «не в сие ли время, Господи, восстановляешь Ты царство Израилю»? (Деян. 1: 6); а о том, не в это ли время придет Дух Святой, никто и не думал спрашивать

Спаситель, видя крайнюю невнимательность учеников, снова обратил их мысли и желания на Святого Духа, а чтобы они тем усерднее ожидали Его, предсказал, что Он придет «через несколько дней» (Деян.

Читайте также:  Икона Божией Матери Касперовская: история и в чем помогает образ Богородицы, молитва

1: 5). Наконец, перед самым Вознесением на небо, Он запретил им и отлучаться из Иерусалима до Его пришествия, – привязал их, так сказать, как малых детей, к тому месту, где должен был сойти на них Дух Святой.

В самом деле, благословение, которым Господь осенил учеников Своих, возносясь на Небо, как будто сообщило совершенно новое направление их уму и сердцу. Утешитель, которого прежде так мало ожидали, сделался единственным предметом их мыслей и желаний.

Никто и не думал оставлять Иерусалим, даже не расходились по домам, а пребывали все вместе. Всех было сто двадцать человек (в том числе и Пресвятая Дева), но душа была одна, сердце было одно. К крепкому единодушию присоединилась крепчайшая молитва.

Несмотря на обещание Спасителя послать вскоре Святого Духа, они непрестанно молились о Его сошествии: молились потому, что не считали себя достойными столь великого дара; ибо познали, что без молитвы не бывает ничего важного; молились, поскольку самое стремление души к Святому Духу было уже чистейшей молитвой.

Когда апостолы таким образом, посредством единодушия и молитвы, неприметно для них самих, приближались и возвышались к Святому Духу, наступил пятидесятый день после иудейской пасхи, день весьма торжественный, для празднования которого многие из набожных иудеев стекались в Иерусалим со всего света.

Предметом празднества было воспоминание синайского законодательства: ибо в пятидесятый день по исходе израильтян из Египта дан был им закон на горе Синайской, дан, как известно, среди громов, молний и бурь.

Сверх того, в этот же самый день по закону приносились в жертву Богу начатки от жатвы, которая в Палестине оканчивается во время нашей весны.

В

Житие святителя Иннокентия Херсонского

Иннокентий Херсонский и Таврический: житие святителя и о чем просят, молитвы

Святая Церковь 7 июня празднует память святителю Иннокентию Херсонскому.

Святитель Иннокентий, архиепископ Херсонский и Таврический (Иван Алексеевич Борисов) родился 15 декабря 1800 года в городе Ельце Орловской губернии в семье священника Успенской церкви Алексия Борисова.

В 1823 г.

Иван окончил полный курс академического учения первым магистром и был определен в Санкт — Петербургскую Духовную семинарию на должность инспектора и профессора Церковной истории, но не прошло и трех месяцев, как он занял и должность ректора Санкт — Петербургского Александро — Невского Духовного училища. Здесь же он принял пострижение в монашество с именем Иннокентий и был рукоположен в иеромонаха. В марте 1826 г. он возводится в сан архимандрита.

Особую славу отца Иннокентия составлял необыкновенный проповеднический талант. Впоследствии владыку Иннокентия назовут «Русским Златоустом».

Как проповедник он отличался тем, что действовал по преимуществу на сердца слушателей и увлекал их ясностью и простотою слова, тонкими и остроумными сближениями предметов, искусством открывать в них новые и занимательные стороны и умением принять, как можно ближе, свои поучения к различным случаям и обстоятельствам. Таким образом, владыка Иннокентий создал новую русскую школу проповедничества, далекую всякой внешней эффектности и сухой учености.

Кроме проповедей, владыка оставил много замечательных научных произведений и переводов, таких как «Жизнь св. Киприана», «Жизнь св. апостола Павла», «Памятник веры», «История Соборов Вселенских», перевод «Кормчей Книги» и многое другое.

В 183б г. 21 ноября в Казанском соборе Санкт — Петербурга в день Введения во храм Пресвятой Богородицы состоялась хиротония архимандрита Иннокентия во епископа Чигиринского.

В марте 1840 г. он назначается на кафедру епископа Вологодской епархии. Здесь он оставался 9 месяцев и затем был перемещен в Харьковскую епархию. Служение его в Харькове продолжалось около семи лет.

За этот срок он восстановил Ахтырский и Святогорский монастыри, открыл Никольскую женскую обитель.

Владыке принадлежит идея учреждения торжественного крестного хода в Харькове по случаю перенесения в город из Куряжского монастыря чудотворной иконы Божией Матери.

В 1845 г. владыка возводится в сан архиепископа и через три года назначается в Херсоно — Таврическую епархию.

Восстановить в Крыму древние христианские памятники, разрушенные татарами, и основать свой «Русский Афон» — вот главное, чего хотел достичь архипастырь во время своего управления Херсоно-Таврической епархией.

Желая сохранить развалины древнего Херсона, прославленного крещением великого князя Русского Владимира, преосвященный Иннокентий испросил себе у наместника Кавказского эти развалины и постарался устроить там, посреди пустыни, вблизи остатков бывшего соборного храма, небольшую церковь во имя святой княгини Ольги с помещением для иноков.

Затем он обновил иссеченный руками святого Климента в Инкерманской скале древний храм, освятил его в память двух священномучеников Климента и Мартина, пострадавших в Херсоне, куда они посланы были на каменноломные работы, и устроил в этой же скале небольшой скит.

Во время своего путешествия по Крыму владыка обычно оставлял спутников у подножия гор, а сам поднимался на их вершину для молитвы на местах подвигов древних подвижников.

В коронацию Императора Александра II архиепископ Иннокентий назначен был членом Святейшего Синода. Усиленные труды и тревоги надломили здоровье славного архипастыря.

Владыка заболел, находясь в Севастополе во время битвы русских войск с неприятелем, и на обратном пути в Одессу скончался в Херсоне 25 мая 1857 г.

в светлый праздник Живоначальной Троицы, и его светлая душа вселилась в Небесные обители Царствия Христова! Аминь.

 >

Таврический Свято-Успенский приход —

Святитель Иннокентий один из самых ярких светильников богословов 19 века. Мы помещаем на нашем сайте житие и труды святителя, воспитавшего духовно основателей Таврического.

Святитель Иннокентий, архиепископ Херсонский и Таврический

Четверг, 25 мая (ст.ст.) 7 июня 2012 (нов. ст.)

Тропарь:

       От юных лет прилежа учению благочестия и страху Божию, во благодати Христовой преуспевая, стяжал еси словесная дарования и явился еси неутомимый проповедниче спасения, души верных озаряя спасительными смыслы и приводя всех ко исправлению. Святителю отче Иннокентие, моли Христа Бога дати нам оставление грехов и велию милость.

Святитель Иннокентий, архиепископ Херсонский и Таврический (в миру Иоанн Алексеевич Борисов) родился 15 декабря 1800 года в городе Ельце в семье священника. С детства проявился в нем Божий дар слова, воспитывались и умножались такие редкие добродетели, как молитва и непрестанная духовная бодрость.

В 1810 году Иоанн Борисов поступил в Воронежское епархиальное училище, которое окончил экстерном, а затем в Орловскую Духовную семинарию. В числе лучших выпускников семинарии в 1819 году он был принят в Киевскую Духовную академию. В Академии талант юноши окреп и развился во всей своей силе.

Иоанн упражнялся не только во внешних, но и в духовных науках благочестия, стремясь подражать жизни самого Спасителя.

В 1823 году он окончил академический курс со степенью магистра богословия и был направлен в Санкт-Петербург профессором церковной истории и греческого языка Александро-Невского Духовного училища.

Став в том же году ректором училища, он был пострижен в монашество с именем Иннокентий. Следующим местом его служения стала Санкт-Петербургская Духовная академия, где иеромонах Иннокентий был сначала преподавателем, а затем инспектором и экстраординарным профессором.

Вскоре будущий святитель был возведен в сан архимандрита.

В то время его проповеди появились на страницах многих церковных журналов, а в дальнейшем стали выходить первые научно-литературные труды, за которые в 1828 году он был удостоен степени доктора богословия, получил докторский наперсный крест и орден святой Анны 2-й степени.

В 1830 году архимандрит Иннокентий, умудренный духовным и жизненным опытом, был переведен в Киев на должность ректора Духовной академии и назначен настоятелем Киево-Братского монастыря.

В течение десяти лет своего ректорства в Киевской Духовной академии архимандрит, а затем епископ Иннокентий предпринял ряд важных и полезных преобразований, прежде всего отменил преподавание на латинском языке, создававшем рабскую зависимость православного духовного образования от католического богословия и схоластического мышления.

21 декабря 1836 года состоялась хиротония его в сан епископа Чигиринского, викария Киевской митрополии с оставлением в должности ректора. Нравственное влияние святителя Иннокентия на своих сослуживцев было настолько велико и продолжительно, что любовь к нему они сохранили до конца своей жизни. Господь, Который «гордым противится, а смиренным дает благодать» (Иак.

4, 6), вознаградил раба Своего благодатными дарами, среди которых современники упоминают прозорливость, свидетельствуя, что «слова его действительно сбывались», что «прозорливость преосвященный имел особенную».

В 1840 году владыка Иннокентий назначается на самостоятельную Вологодскую кафедру, где за год пребывания становится известным как глубокий исследователь древних вологодских рукописей. 1 марта 1841 года епископ Иннокентий переводится на Харьковскую кафедру. Здесь он многое сделал и многое полюбил.

Его трудами были восстановлены Святогорский, Успенский и Ахтырский Свято-Троицкий монастыри. Он, ревнитель монашества, основал Верхне-Харьковский Николаевский женский монастырь. Святитель заботился о нравственности духовенства, благолепии церковном, всюду требуя совершения уставного богослужения. Он был очень милостив и скор на поддержку всех, искавших его помощи.

Управляя епархией, преосвященный заботился также о процветании проповедничества среди духовенства, а лучшим образцом здесь являлись его собственные проповеди. В Харькове святитель Иннокентий продолжал свои литературные и богословско-исторические труды, занимался гимнографией.

Определением Святейшего Синода от 15 апреля 1845 года владыка Иннокентий был возведен в сан архиепископа. С 1 апреля 1847 года он являлся членом Святейшего Синода.

24 февраля 1848 года последовал указ о назначении его на кафедру Херсонскую и Таврическую, что было промыслительно. Церковная нива этой епархии, столь обширная, была не возделана. Святитель Иннокентий первое время служения своего в Одессе посвятил внешнему устройству епархии, воспитанию духовенства, укреплению Духовной семинарии.

При архиепископе Иннокентии был построен Спасо-Преображенский кафедральный собор, установлены особые молитвословия и крестные ходы в день основания Одессы и в день ежегодного перенесения из Херсона в Одессу чудотворного Касперовского образа Божией Матери.

Читайте также:  Икона призри на смирение: значение и в чем помогает, где находится, тексты молитв

Современники изумлялись обширности и глубине познаний святителя в различных областях человеческой деятельности. Но для него богослужение было средоточием всей его жизни, а сила его слова была подобна силе и глубине слова святителя Иоанна Златоуста.

При нем началось восстановление крымских церковно-исторических памятников и создание иноческих обителей по образу Афонских на Крымском полуострове и в Херсоне.

Исключительное значение имела деятельность архиепископа Иннокентия для Одессы в Крымскую войну. В это тяжелое время у людей не оставалось надежды на земную помощь, все упование свое они возлагали на Господа.

И Божия помощь милостиво посещала причерноморскую землю по молитвам святителя Христова. Благодать и сила его молитв особенно проявились при осаде Одессы неприятелем в 1854 году. Враг дважды осаждал Одессу и дважды вынужден был удалиться.

Особую силу имела молитва святителя перед чудотворным Касперовским образом Божией Матери.

Как некогда азиатский завоеватель Тамерлан бежал от града Москвы, устрашенный грозным запрещением Матери Божией, так и в событиях 1854 года враги удалились от берегов Одессы благодаря Ее предстательству. С тех пор Касперовская икона Божией Матери является покровительницей Одессы и всего южного края.

Когда же врагу был открыт путь в Симферополь, и даже Перекоп не мог считаться безопасным убежищем, святитель Иннокентий без сопровождающих с иконой Божией Матери прибыл сначала в Симферополь, а затем в осажденный Севастополь.

В этот тяжелый для защитников города час он явился, чтобы возвестить упование на Высшую помощь. Во время военных действий на Крымском полуострове архиепископ Иннокентий не переставал совершать Литургии и молебны.

Предметом особой заботливости его были госпитали, госпитальное духовенство и сестры милосердия, ухаживавшие за ранеными и больными воинами. Раненые снабжались продовольствием, собранным святителем, духовными книгами и иконами.

Проповеди святителя Иннокентия поддерживали дух защитников Отечества и всей паствы. Народ в простоте сердца выражал общее тогда убеждение: «Если бы командование армией доверили Иннокентию, Россия выиграла бы Крымскую войну».

Святитель всегда, до самозабвения, отдавал себя на служение Богу и ближним. Свеча земного бытия его догорала. Чувствуя приближение своей кончины, он в конце апреля – начале мая 1857 года совершил поездку по епархии, прощаясь с ней навсегда. Скончался святитель 25 мая 1857 года.

29 мая после Божественной литургии и торжественного чина отпевания, при рыдании всего народа, архиепископ Иннокентий был погребен у входа в правый придел Одесского кафедрального Спасо-Преображенского собора. Сейчас нетленные мощи святителя почивают в Свято-Успенском кафедральном соборе г. Одессы.

Нижний храм вновь возрождаемого Спасо-Преображенского собора в 2005 году был освящен в честь святителя Иннокентия.

Файлы для скачивания:

7 июня Церковь празднует день памяти свя­ти­теля Ин­но­кен­тия, ар­хи­епи­скопа Хер­сон­ского

  • Свя­ти­тель Ин­но­кен­тий, ар­хи­епи­скоп Хер­сон­ский и Та­ври­че­ский (в ми­ру Иван Алек­се­е­вич Бо­ри­сов) ро­дил­ся 15 де­каб­ря 1800 го­да в го­ро­де Ель­це Ор­лов­ской гу­бер­нии в се­мье свя­щен­ни­ка Успен­ской церк­ви Алек­сия Бо­ри­со­ва.
  •  
  • Свя­ти­тель Ин­но­кен­тий, ар­хи­епи­скоп Хер­сон­ский и Та­ври­че­ский

Ро­ди­те­ли прео­свя­щен­но­го Ин­но­кен­тия бы­ли лю­ди про­стые, доб­рой жиз­ни. Отец Алек­сей Бо­ри­сов по­лу­чил до­маш­нее об­ра­зо­ва­ние. Из низ­ших сте­пе­ней кли­ра он до­слу­жил­ся до свя­щен­ни­ка и ста­рал­ся в ча­стых про­по­ве­дях до­не­сти до при­хо­жан сло­ва от­цев и учи­те­лей Церк­ви.

Мать прео­свя­щен­но­го Ин­но­кен­тия Аки­ли­на бы­ла жен­щи­на негра­мот­ная, но ум­ная и на­бож­ная. Крест и мо­лит­ва бы­ли глав­ным ос­но­ва­ни­ем всей её жиз­ни, всех её мыс­лей, дей­ствий и по­ступ­ков.

У неё бы­ла своя до­маш­няя ап­те­ка, со­сто­яв­шая из раз­ных трав и цве­тов, рос­но­го ла­да­на, бла­го­сло­вен­ных хле­бов, еле­ев от чу­до­твор­ных икон, Бо­го­ро­дич­ных просфор и по­доб­ных сим свя­щен­ных пред­ме­тов. Ими она вра­че­ва­ла се­бя и сво­их де­тей.

В ро­ди­тель­ском до­ме Иван изу­чил сла­вян­скую аз­бу­ку, Ча­со­слов и Псал­тирь и на­учил­ся пись­му.

В 1819 го­ду Иван Бо­ри­сов окон­чил курс се­ми­нар­ско­го уче­ния с от­лич­ным успе­хом и по­сту­пил в Ки­ев­скую ду­хов­ную ака­де­мию. Здесь он пре­дал­ся изу­че­нию на­ук с та­ким жа­ром, что ино­гда це­лые но­чи про­во­дил за кни­гой. По­ви­ну­ясь внут­рен­не­му при­зва­нию, бо­лее все­го за­ни­мал­ся он со­став­ле­ни­ем и об­ра­бот­кой про­по­ве­дей.

В 1823 го­ду 23-лет­ний Иван Алек­се­е­вич окон­чил пол­ный курс ака­де­ми­че­ско­го уче­ния пер­вым ма­ги­стром и был опре­де­лён в Санкт-Пе­тер­бург­скую ду­хов­ную се­ми­на­рию на долж­ность ин­спек­то­ра и про­фес­со­ра цер­ков­ной ис­то­рии, но не про­шло и трёх ме­ся­цев, как он за­нял и долж­ность рек­то­ра Санкт-Пе­тер­бург­ско­го Алек­сан­дро-Нев­ско­го ду­хов­но­го учи­ли­ща. Здесь же он при­нял по­стри­же­ние в мо­на­ше­ство с име­нем Ин­но­кен­тий и был ру­ко­по­ло­жен в иеро­мо­на­ха. В де­каб­ре 1824 го­да отец Ин­но­кен­тий на­зна­ча­ет­ся ба­ка­лав­ром бо­го­слов­ских на­ук в Санкт-Пе­тер­бург­ской ду­хов­ной ака­де­мии, а через несколь­ко ме­ся­цев – её ин­спек­то­ром и экс­тра­ор­ди­нар­ным про­фес­со­ром. В мар­те 1826 го­да он воз­во­дит­ся в сан ар­хи­манд­ри­та.

Лек­ции свои отец Ин­но­кен­тий обык­но­вен­но пре­по­да­вал на­изусть. Он вни­ма­тель­но сле­дил за совре­мен­ным со­сто­я­ни­ем и успе­ха­ми есте­ствен­ных на­ук, и в его воз­зре­ни­ях эти зна­ния не толь­ко не про­ти­во­ре­чи­ли, но наи­луч­шим об­ра­зом слу­жи­ли бо­го­сло­вию.

В свой­ствах сво­ей люб­ве­обиль­ной ду­ши ар­хи­манд­рит Ин­но­кен­тий чер­пал ис­кус­ство скреп­лять в сре­де про­фес­со­ров доб­рую об­щи­тель­ность и по­всю­ду вно­сил мир и успо­ко­е­ние. За де­вять лет рек­тор­ства от­ца Ин­но­кен­тия ака­де­ми­че­ская се­мья ду­ма­ла с ним од­ну ду­му, жи­ла с ним од­ною жиз­нью.

Со сту­ден­та­ми ака­де­мии отец рек­тор все­гда об­хо­дил­ся лас­ко­во и бла­го­род­но. Осо­бен­но доб­рым и вни­ма­тель­ным бы­вал он к ним то­гда, ко­гда их по­сти­га­ло ка­кое-ли­бо го­ре, на­при­мер, се­рьёз­ная бо­лезнь. По­мочь в этой бе­де несчаст­но­му – со­став­ля­ло то­гда для рек­то­ра всю его глав­ную за­бо­ту.

Он жерт­во­вал в этом слу­чае не толь­ко сво­и­ми сред­ства­ми, но ино­гда да­же и сво­и­ми жиз­нен­ны­ми удоб­ства­ми.

Осо­бую сла­ву от­ца Ин­но­кен­тия со­став­ля­ет необык­но­вен­ный про­по­вед­ни­че­ский та­лант. Впо­след­ствии вла­ды­ку Ин­но­кен­тия на­зо­вут «Рус­ским Зла­то­устым».

Как про­по­вед­ник он от­ли­чал­ся тем, что дей­ство­вал по пре­иму­ще­ству на серд­ца слу­ша­те­лей и увле­кал их яс­но­стью и про­сто­тою сло­ва, тон­ки­ми и ост­ро­ум­ны­ми сбли­же­ни­я­ми пред­ме­тов, ис­кус­ством от­кры­вать в них но­вые и за­ни­ма­тель­ные сто­ро­ны и уме­ни­ем при­нять, как мож­но бли­же, свои по­уче­ния к раз­лич­ным слу­ча­ям и об­сто­я­тель­ствам. Та­ким об­ра­зом, вла­ды­ка Ин­но­кен­тий со­здал но­вую шко­лу про­по­вед­ни­че­ства, да­лё­кую вся­кой внеш­ней эф­фект­но­сти и су­хой учё­но­сти.

Кро­ме про­по­ве­дей, вла­ды­ка оста­вил мно­го за­ме­ча­тель­ных на­уч­ных про­из­ве­де­ний и пе­ре­во­дов, та­ких как: «Жизнь св. Ки­при­а­на», «Жизнь св. апо­сто­ла Пав­ла», «Па­мят­ник ве­ры», «Ис­то­рия Со­бо­ров Все­лен­ских», пе­ре­вод «Корм­чей Кни­ги» и мно­гое дру­гое.

Внеш­няя при­ро­да для от­ца Ин­но­кен­тия бы­ла вто­рою Биб­ли­ей, сви­де­тель­ству­ю­щей о бо­же­ствен­ном ве­ли­чии Твор­ца. Этот взгляд на при­ро­ду яс­но про­во­дил он в сво­их про­по­ве­дях.

«По­смот­ри­те, – го­во­рил он, – на ки­пя­щее вол­на­ми мо­ре, или на ту­чу, рас­се­ка­е­мую мол­ни­я­ми и гро­ма­ми: не об­раз ли это все­мо­гу­ще­ства Бо­жия? По­смот­ри­те на свод небес­ный, усе­ян­ный звёз­да­ми, на вос­хо­дя­щее Солн­це: не об­раз ли это пре­муд­ро­сти Бо­жи­ей? По­смот­ри­те на Вес­ну, укра­шен­ную цве­та­ми, ве­ду­щую за со­бою хо­ры пер­на­тых: не об­раз это бла­го­сти Бо­жи­ей? Что ме­ша­ет те­бе, смот­ря на свои кар­ти­ны, вос­хо­дить мыс­лею к со­вер­шен­ствам Твор­ца тво­е­го?» При та­ком взгля­де от­ца Ин­но­кен­тия на при­ро­ду по­нят­на и осо­бен­ная лю­бовь его к ней и к есте­ствен­ным на­у­кам. Им­пе­ра­тор­ская Ака­де­мия на­ук и раз­ные уче­ные об­ще­ства по­чти­ли ли­те­ра­тур­ные за­слу­ги про­по­вед­ни­ка при­ня­ти­ем его в свои чле­ны. Про­по­ве­ди его бы­ли пе­ре­ве­де­ны в своё вре­мя на гре­че­ский, немец­кий, фран­цуз­ский и поль­ский язы­ки.

В 1836 го­ду 21 но­яб­ря в Ка­зан­ском со­бо­ре Санкт-Пе­тер­бур­га в день Вве­де­ния во храм Пре­свя­той Бо­го­ро­ди­цы со­сто­я­лась хи­ро­то­ния ар­хи­манд­ри­та Ин­но­кен­тия во епи­ско­па Чи­ги­рин­ско­го.

В мар­те 1840 го­да он на­зна­ча­ет­ся на ка­фед­ру епи­ско­па Во­ло­год­ской епар­хии. Здесь он оста­вал­ся 9 ме­ся­цев и за­тем был пе­ре­ме­щён в Харь­ков­скую епар­хию. Слу­же­ние его в Харь­ко­ве про­дол­жа­лось око­ло се­ми лет.

За этот срок он вос­ста­но­вил Ах­тыр­ский и Свя­то­гор­ский мо­на­сты­ри, от­крыл Ни­коль­скую жен­скую оби­тель.

Вла­ды­ке при­над­ле­жит идея учре­жде­ния тор­же­ствен­но­го крест­но­го хо­да в Харь­ко­ве по слу­чаю пе­ре­не­се­ния в го­род из Ку­ряж­ско­го мо­на­сты­ря чу­до­твор­ной ико­ны Бо­жи­ей Ма­те­ри.

В 1845 го­ду Вла­ды­ка воз­во­дит­ся в сан ар­хи­епи­ско­па. И через 3 го­да на­зна­ча­ет­ся в Хер­со­но-Та­ври­че­скую епар­хию, где раз­но­пле­мен­ная пра­во­слав­ная паства непре­стан­но под­вер­га­лась тле­твор­но­му вли­я­нию та­тар, ев­ре­ев и немец­ких ко­ло­ни­стов.

Же­лая со­хра­нить раз­ва­ли­ны древ­не­го Хер­со­на, про­слав­лен­но­го Кре­ще­ни­ем ве­ли­ко­го кня­зя Вла­ди­ми­ра, прео­свя­щен­ный Ин­но­кен­тий ис­про­сил се­бе у на­мест­ни­ка кав­каз­ско­го эти раз­ва­ли­ны и по­ста­рал­ся устро­ить там, по­сре­ди пу­сты­ни, вбли­зи остат­ков быв­ше­го со­бор­но­го хра­ма, неболь­шую цер­ковь во имя свя­той кня­ги­ни Оль­ги с неболь­шим по­ме­ще­ни­ем для ино­ков. За­тем он об­но­вил ис­се­чён­ный ру­ка­ми свя­то­го Кли­мен­та в Ин­кер­ман­ской ска­ле древ­ний храм, освя­тил его в па­мять двух свя­щен­но­му­че­ни­ков, Кли­мен­та и Мар­ти­на, по­стра­дав­ших в Хер­соне, ку­да они по­сла­ны бы­ли на ка­ме­но­лом­ные ра­бо­ты, и устро­ил в этой же ска­ле неболь­шой скит. Во вре­мя сво­е­го пу­те­ше­ствия по Кры­му вла­ды­ка обыч­но остав­лял спут­ни­ков у под­но­жия гор, а сам под­ни­мал­ся на их вер­ши­ну для мо­лит­вы на ме­стах по­дви­гов древ­них по­движ­ни­ков.

В по­след­ние го­ды сво­е­го свя­ти­тель­ства прео­свя­щен­ный Ин­но­кен­тий при­ни­мал са­мое жи­вое ар­хи­пас­тыр­ское уча­стие в бед­стви­ях Крым­ской вой­ны и имел в выс­шей сте­пе­ни бла­го­твор­ное вли­я­ние на во­и­нов.

Ве­ли­чие ду­ха свя­ти­те­ля Ин­но­кен­тия об­на­ру­жи­лось и в по­се­ще­нии им стра­даль­цев-во­и­нов в ла­за­ре­тах, где сви­реп­ство­вал за­ра­зи­тель­ный тиф и где мож­но бы­ло ви­деть всю тяж­кую скорбь, все стра­да­ния, по­рож­да­е­мые вой­ной. В сра­же­ни­ях он об­хо­дил ря­ды войск, обод­ряя ге­ро­ев. И здесь му­же­ствен­ный пас­тырь-отец яв­лял­ся Ан­ге­лом-уте­ши­те­лем страж­ду­щих.

В ко­ро­на­цию им­пе­ра­то­ра Алек­сандра II ар­хи­епи­скоп Ин­но­кен­тий на­зна­чен был чле­ном Свя­тей­ше­го Си­но­да.

Уси­лен­ные тру­ды и тре­во­ги над­ло­ми­ли здо­ро­вье слав­но­го ар­хи­пас­ты­ря. Вла­ды­ка за­бо­лел, на­хо­дясь в Се­ва­сто­по­ле во вре­мя бит­вы рус­ских войск с непри­я­те­лем, и на об­рат­ном пу­ти в Одес­су скон­чал­ся в Хер­соне 25 мая 1857 го­да в свет­лый празд­ник Жи­во­на­чаль­ной Тро­и­цы.

Ка­но­ни­зо­ван в 1997 го­ду.

Молитвы

Тропарь святителю Иннокентию, архиепископу Херсонскому, глас 4

Оставьте комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Adblock
detector