Преподобный иосиф волоцкий: житие святого игумена и икона, тексты молитв

Память 9/22 сентября

Преподобный Иосиф Волоцкий: житие святого игумена и икона, тексты молитв

Святой Иосиф родился около 1439 года в благочестивой семье, принадлежавшей к служилому дворянству. Их семейным владением была деревушка близ Волоколамска, примерно в 115 километрах от Москвы. В 20 лет Иосиф оставил мир и удалился в Саввин монастырь в Твери. Там он подвизался под духовным водительством старца Варсонофия. Тот посоветовал Иосифу пойти к преподобному Пафнутию, ученику святого Сергия, игумену Боровского монастыря. Святой Пафнутий был одним из ярких духовных светочей Русской Церкви того времени.

Преподобный Пафнутий постриг Иосифа в монахи 13 февраля 1460 года и научил основам строгой монашеской жизни. Иосиф нес послушание на кухне и прислуживал в церкви. Молодой инок отличался терпением, послушанием и сострадательностью. Кроме того, у него были замечательные способности к пению.

Он снискал всеобщую любовь, и старец Пафнутий предсказывал ученику путь гораздо более блистательный, чем его собственный. Во время пребывания в Боровском монастыре святой Иосиф убедил принять иноческий постриг своих родителей и братьев.

15 лет он заботился в монастырской больнице о своем отце, которого разбил паралич.

В 1477 году, по смерти преподобного Пафнутия, Иосиф был избран его преемником по настоянию Великого князя Ивана III.

Приняв на себя это бремя, новый игумен пожелал ввести более строгий общежительный устав, но братия монастыря воспротивилась его намерению1. Тогда преподобный предпринял длительную поездку по разным русским монастырям, изучая их уставы.

Из всех монастырей он предпочел Белоезерский, основанный преподобным Кириллом, поскольку общежительный устав соблюдался там строго.

Иосиф не вернулся в свой монастырь, но отправился в родные края, в Волоколамск. Там среди леса, в 29 километрах от города, он основал монастырь, посвященный Успению Богородицы (1479).

Благодаря поддержке князя Бориса Васильевича († 1494), строительство монастыря шло быстро, и вскоре каменная церковь, украшенная великолепными росписями, была окончена (1484).

Обитель получила от князя и других знатных благотворителей многочисленные пожертвования и доходы с окрестных деревень.

Здесь преподобный Иосиф смог устроить жизнь иноков во всей желанной ему строгости, в соответствии с уставом, опиравшимся на уставы Студийского и афонских монастырей.

Именно эта строгость привлекла к нему многочисленных учеников, желавших взять свой крест и следовать за Спасителем в ежедневном умерщвлении плоти.

Преподобный отечески принимал, невзирая на лица, бедных и богатых и давал знатным людям такие же послушания, как и их слугам, которые приходили вслед за господами. Подвиги монахов, их простая одежда из грубой ткани, их труды – все было общим. Все они вели жизнь самую суровую и строгую.

Святой Иосиф делал исключение только для немощных и старых, уча братию оставлять собственные послушания и приходить им на помощь. Он говорил, что важнее хранить Божию заповедь о любви, чем блюсти всякую заповедь человеческую.

Воодушевляя иноков к духовным подвигам, преподобный Иосиф каждому давал собственное келейное молитвенное правило. Некоторые иноки носили вериги и клали от тысячи до трех тысяч земных поклонов ежедневно2.

Сам игумен в течение дня был занят тяжелым трудом, помогая братиям на разных работах, а большую часть ночи посвящал молитве. Он носил простую рясу, обходился без келейника и почти никогда не покидал монастырь.

Та эпоха была трудным временем постепенного восстановления Русского государства после татаро-монгольского ига (1240–1480). Преподобный приходил на помощь всем нуждавшимся и учил богатых и власть имущих милосердию по отношению к подданным.

В год страшного голода (1512) в его монастыре нашли пристанище и пищу около тысячи детей. В это время молодой князь Иван Рузский умер, не успев причаститься.

Преподобный воскресил его молитвой, исповедал, причастил Святых Таин – и тогда князь Иван обрел вечное упокоение.

Иосиф Волоцкий был духовным отцом многих бояр и благочестивых мирян. Однако он никогда не употреблял своего влияния, чтобы пользоваться их властью.

Часто прозревая тайные грехи людей, приходивших к нему на исповедь, он с твердостью возвращал их на путь заповедей Божиих и призывал к справедливости и состраданию.

Святой Иосиф удостоился дара пророчества и за год до смерти предсказал поражение московских войск от польско-литовской коалиции в битве при Орше (1514).

Преподобный Иосиф Волоцкий: житие святого игумена и икона, тексты молитв

Вместе со святителем Геннадием, архиепископом Новгородским, на Соборах, созванных в 1490 и 1504 годах, преподобный Иосиф вдохновенной проповедью и примером праведного христианского подвижничества добился осуждения ереси жидовствующих, которая широко распространилась в новгородских землях.

По всей Руси росло число монастырей, и все больше богатых людей жертвовали им свое имение, надеясь на духовную помощь и заступничество пред Богом.

В связи с этим возник вопрос: могут ли монастыри владеть землями и большим имуществом или же это противоречит евангельской проповеди бедности? Святой Иосиф участвовал в спорах на эту тему и отстаивал право монастырей иметь многочисленные владения, которые должны были служить благу Церкви и бедных.

Он считал, что в этом случае богатство уже не является стяжательством, но становится общим благом всей Церкви и используется для приготовления к Царству Небесному уже здесь, на земле.

Это мнение, признанное на Соборах 1503 и 1504 годов, на самом деле не отрицало в корне противоположную позицию, которую занимал преподобный Нил Сорский, считавший, что монахи должны жить в строгости и бедности. Речь шла о двух тенденциях, которые должны сосуществовать в Церкви3.

Община Волоцкого монастыря росла, а святой Иосиф уже почти ослеп и приближался к концу жизни. Чтобы сохранить заведенный в монастыре порядок, он составил Устав, основанный на писаниях святых отцов. Этот Устав впоследствии стал образцом для устройства других монашеских общин и руководством для епископов4.

Затем преподобный собрал братию и велел избрать себе преемника. Игуменом выбрали Даниила Рязанского, не принадлежавшего к числу наиболее выдающихся старцев, но верного последователя преподобного Иосифа5. Дав преемнику наставления о возложенном на него долге, святой принял постриг в великую схиму.

Уже на смертном одре он в последний раз собрал братию и призвал монахов хранить верность переданным традициям.

Преподобный Иосиф отошел ко Господу 9 сентября 1515 года во время утрени, перекрестившись и испустив три вздоха во имя Святой Троицы. Он был похоронен в церкви своего монастыря, и у его гробницы совершались многочисленные чудеса. В 1579 году было установлено местное почитание подвижника, а 1 июня 1591 года он был признан святым всей Русской Церковью.

Впоследствии, по обетованию самого преподобного, Волоцкий монастырь продолжал оставаться богатым и влиятельным. Однако в Смутное время (1603–1615) он был разорен поляками и затем восстановлен в нынешнем виде в конце XVII века. В 1920 году советская власть закрыла обитель, но в 1989 году она была возвращена Церкви, и в наши дни там вновь возрождается монашеская жизнь.

1 Возможно также, что он столкнулся с противодействием Великого князя Ивана III.

2 Поучительные жития многих из его учеников содержатся в «Волоколамском патерике». См., например, жития Герасима Черного, Кассиана Босого, Дионисия Звенигородского, Ионы Головы, Епифания и Арсения (князя Андрея Голенина).

3 Представление об этих двух позициях как о двух противоборствующих партиях неверно. Святые Иосиф и Нил, несмотря на различие характеров и духовной ориентации, имели много общего во взглядах на духовную жизнь, а монахи Иосифо-Волоцкого монастыря охотно переписывали и читали писания святого Нила.

Заметим, что в «Послании к иконописцу», составленном против ереси жидовствующих и приписываемом святому Иосифу, в качестве основы почитания и создания икон выдвигается практика внутренней молитвы, основанная на исихастском богословии.

По этой причине некоторые полагали, что данный трактат мог быть совместным произведением преподобных Иосифа и Нила.

4 Он стал основным источником Устава преподобного Корнилия Комельского и руководств, составленных митрополитами Даниилом Новгородским († 1539) и Макарием Московским для монастырей их епархий. Учение святого Иосифа легло в основу официальной позиции Русской Церкви в отношении церковного имущества, значимости священных обрядов и роли православного царя как защитника Церкви.

  • 5 Он управлял монастырем в течение семи лет, а затем стал митрополитом Московским (1522–1539).
  • Из книги «Синаксарь: Жития святых Православной Церкви», вышедшей в издательстве Сретенского монастыря.
  • Составитель — иеромонах Макарий Симонопетрский, адаптированный русский перевод — издательство Сретенского монастыря

Иосифа волоцкого молитва

Преподобный Иосиф Волоцкий: житие святого игумена и икона, тексты молитв

Преподобный Иосиф прославился как пламенный защитник Православной веры, он непримиримо обличал ересь «жидовствующих» и написал против них книгу под названием «Просветитель», он был мудрым строителем монастырской жизни. Во время голода его обитель доставляла пропитание множеству бедных людей.

Святому Иосифу Волоцкому молятся о твердом стоянии в Православии детей и близких, защите от расколов и ересей; людях, попавших в секты; о помощи в нужде и голоде.

Преподобный Иосиф Волоцкий официально объявлен в 2009 году Русской православной Церковью небесным покровителем православного предпринимательства и хозяйствования.

Преподобный Иосиф Волоцкий. Икона, XVI век. Русь. Иосифо-Волоцкий монастырь

Тропарь преподобному Иосифу Волоцкому, глас 5

Яко постников удобрение и отцев красоту, милости подателя, разсуждения светильника, вси вернии, сошедшеся, восхвалим кротости учителя и ересей посрамителя, премудраго Иосифа, российскую звезду, молящася Господу помиловатися душам нашим.

Кондак преподобному Иосифу Волоцкому, глас 8

Жития треволнения, и мятеж мирский, и страстная взыграния в ничтоже вменив, пустынный гражданин показался еси, многих быв наставник, Иосифе преподобне, монахов собратель и молебник верен, чистоты рачитель, моли Христа Бога спастися душам нашим.

Молитва первая преподобному Иосифу Волоцкому

О великий наставниче, ревнителю и учителю Православныя веры, святе премудре Иосифе! Приими моление, от нас, грешных, к тебе приносимое, и теплым предстательством умоли в Троице славимаго Бога, да ниспослет Он богатыя Своя милости нам, грешным: да утвердит во Святей Своей Православней Церкви правую веру и благочестие: пастырем ея да подаст святую ревность о спасении словеснаго стада, яко да верующих соблюдут, неверующих же и отпадших от истинныя веры вразумят и обратят. Всем же нам испроси вся благопотребная во временном сем житии и полезная к вечному спасению нашему. Помяни стадо свое, еже собрал еси, не забуди посещати чад своих и, яко чадолюбивый отец, не презри, ниже отрини моления наша, но воздежи руце свои молитвенней ко Господу Богу, да отложит праведный гнев Свой движимый на ны и избавит нас от враг видимых и невидимых, от глада, потопа, меча, смертоносныя язвы, нашествия иноплеменных и междоусобныя брани. Ей, премилосердый заступниче наш, преславный чудотворче, всех нас управи в мире и покаянии скончати живот наш и преселитися со упованием в блаженная недра Авраамова, идеже непрестанно славословится всепетое имя Отца и Сына и Святаго Духа. Аминь

Читайте также:  Вопль к богоматери: текст молитвы богородице, когда и как правильно читать

Молитва вторая преподобному Иосифу Волоцкому

О, преблаженне и преславне отче наш Иосифе! Ведуще твое великое к Богу дерзновение и ко твоему твердому заступлению прибегающе, в сокрушении сердца молим тя: озари нас (имена) светом дарованныя тебе благодати и молитвами твоими помози нам бурное море жития сего безмятежно прейти и пристанища спасения неблазненно достигнути.

Се бо, суетными порабощени суще, грехолюбиви же и немощни от обышедших нас зол. Ты явил еси неоскудеваемое богатство милости в земнем житии твоем. Веруем же, яко и по отшествии твоем множайшее стяжал еси дарование, еже о бедствующих милосердствовати.

Темже убо ныне, к тебе прибегающе, умиленно просим тя, святче Божий: сам искушен быв, помози и нам искушаемым; постом и бдением поправый силу демонскую, и нас от нападений вражеских защити; препитавый гладом погибающия, и нам испроси у Господа изобилие плодов земных и вся ко спасению потребная; посрамивый еретическая мудрования, Церковь Святую от ересей и раскола и смущений молитвами твоими огради, да тожде мудрствуим вси, единым сердцем славяще Святую Единосущную, Животворящую и Нераздельную Троицу, Отца и Сына и Святаго Духа во веки веков. Аминь.

Я́ ко по́стников удобре́ние и отце́в красоту́,/ ми́лости пода́теля, разсужде́ния свети́льника,/ вси ве́рнии соше́дшеся восхва́лим,/ кро́тости учи́теля, и ересе́й посрами́теля,/ прему́драго Ио́сифа, Росси́йскую звезду́,/ моля́щася Го́споду,// поми́ловатися душа́м на́шим.

Ж ития́ треволне́ния и мяте́ж мирски́й,/ и стра́стная взыгра́ния в ничто́же вмени́в,/ пусты́нный граждани́н показа́лся еси́,/ мно́гих быв наста́вник, Ио́сифе преподо́бне,/ мона́хов собра́тель, и моле́бник ве́рен,/ чистоты́ рачи́тель.// Моли́ Христа́ Бо́га, спасти́ся душа́м на́шим.

О вели́кий наста́вниче, ревни́телю и учи́телю Правосла́вныя ве́ры, свя́те прему́дре Ио́сифе! Приими́ моле́ние нас, гре́шных, тебе́ приноси́мое, и те́плым предста́тельством умоли́ в Тро́ице сла́вимаго Бо́га, да ниспосле́т бога́тыя Своя́ ми́лости нам, гре́шным, да утверди́т во Свято́й Свое́й Правосла́вней Це́ркви пра́вую ве́ру и благоче́стие: па́стырем ея́ да пода́ст святу́ю ре́вность о спасе́нии слове́снаго ста́да, я́ко да ве́рующих соблюду́т, неве́рующих же и отпа́дших от и́стинныя ве́ры вразумя́т и обратя́т. Нам же всем испроси́ вся благопотре́бная во вре́меннем сем житии́ и поле́зная к ве́чному спасе́нию на́шему. Помяни́ ста́до твое́, е́же собра́л еси́, не забу́ди посеща́ти чад твои́х и, я́ко чадолюби́вый оте́ц, не пре́зри, ниже́ отри́ни моле́ния на́ша, но воздежи́ ру́це твои́ моли́твеннеи ко Го́споду Бо́гу, да отложи́т пра́ведный гнев Свой, дви́жимый на ны, и изба́вит нас от враг ви́димых и неви́димых, от гла́да, пото́па, меча́, смертоно́сныя я́звы, наше́ствия иноплеме́нных и междоусо́бныя бра́ни. Ей, премилосе́рдый засту́пниче наш, пресла́вный чудотво́рче, всех нас упра́ви в ми́ре и покая́нии сконча́ти живо́т наш и пресели́тися со упова́нием в блаже́нная селе́ния ра́йская, иде́же непреста́нно славосло́вится всепе́тое и́мя Отца́ и Сы́на и Свята́го Ду́ха. Ами́нь.

О вели́кий Правосла́вныя ве́ры ревни́телю и учи́телю, свя́те прему́дре Ио́сифе! Приими́ моле́ние, от нас, гре́шных, тебе́ приноси́мое, и те́плым предста́тельством умоли́ в Тро́ице сла́вимаго Бо́га, да низпосле́т Он бога́тыя Своя́ ми́лости нам, гре́шным, и раба́м Бо́жиим (имена), да отложи́т пра́ведный гнев Свой, дви́жимый на ны, да изба́вит нас и зде помина́емых от враг ви́димых и неви́димых. Ей, премилосе́рдый засту́пниче наш, испроси́ моли́твами твои́ми нам проще́ние грехо́в, исправле́ние жития́ на́шего, от боле́зней и вся́ких неду́гов исцеле́ние, от наве́тов и ко́зней диа́вольских избавле́ние, па́че же спасе́ние душа́м на́шим пода́ждь и Небе́сных благ восприя́тия сподо́би, благода́тию и человеколю́бием Живонача́льныя Тро́ицы, Отца́ и Сы́на и Свята́го Ду́ха, во ве́ки веко́в. Ами́нь.

Читайте так же:  Молитва за умершего до 40 дней

Православные молитвы ☦

3 сильных молитвы преподобному Иосифу Волоцкому, Волоколамскому чудотворцу

Преподобный Иосиф Волоцкий – житие святого

Преподобный Иосиф Волоцкий: житие святого игумена и икона, тексты молитвПреподобный Иосиф Волоцкий – один из великих почитаемых святых Русского Православия. Имя святого в миру – Иван Санин. Он происходил из древнего дворянского рода, а его дед был выходцем из Литвы. Как и подобно любому дворянскому роду, они владели селом под названием Язвище в Великом Московском Княжестве.

По исполнении двадцати лет, молодой Иван вместе со своим приятелем Борисом Кутузовым постриглись в монахи. При постриге он получил новое имя – Иосиф. По прошествии времени три брата Преподобного последовали его примеру и также приняли монашеский постриг. Отец Иосифа тоже пришел в монастырь и жил с сыном в одной келье. Преподобный Иосиф Волоцкий ухаживал за ним целых 15 лет.

Преподобный Иосиф Волоцкий – рождение обители

В 1477 году Иосифа поставили игуменом монастыря Пафнутия Боровского. Однако из-за конфликта с братией монастыря преподобный Иосиф Волоцкий вынужден был оставить свой пост. Это и привело к созданию нового, Иосифо-Волоколамского монастыря, в который Иосиф с охотой принимал монахов из других обителей.

Сохранились данные о том, что преподобный Иосиф Волоцкий помогал каждому, кто приходил за помощью в его обитель – раздавал хлеб в голодные годы, дарил крестьянам скот и помогал в разных вопросах.

Обитель Преподобного отличалась особенной строгостью – монахи пребывали в постоянной молитве и принимали пищу один раз в день.

Прославился преподобный Иосиф и обличением «ереси жидовствующих». Он призывал царя казнить еретиков, которые соблазняют православный народ своими лжеучениями.

Также преподобный Иосиф Волоцкий был талантливым христианским писателем. Из под его пера вышло несколько известных церковных книг.

Из всех трудов святого можно выделить книгу «Просветитель», которая также направлена против «ереси жидовствующих».

Преподобный Иосиф Волоцкий прожил 74 года и скончался 9 сентября 1515 года. Последние годы жизни он тяжко болел – при обретении мощей археологи обнаружили аномалию в черепе, которая указывает на то, что у святого была опухоль мозга.

Преподобный Иосиф Волоцкий – почитание святого

Преподобный Иосиф Волоцкий был канонизирован в кошце XVI века. Вериги, которые он носил всю жизнь теперь находятся в Успенском соборе Иосифо-Волоцкого монастыря. Там же пребывают и его мощи, обретенные совсем недавно в 2000-х годах. В современное время преподобный Иосиф Волоцкий почитается как покровительно предпринимателей и бизнесменов.

Преподобный Иосиф Волоцкий: утраченная тонкость – Православный журнал «Фома»

Приблизительное время чтения: 4 мин.

Много лет назад один крупный ученый бросил ироничную фразу про эпос древних скандинавов: «О нем написано очень много. Тем не менее, кое-что о нем все еще известно».

К несчастью, о святом Иосифе Волоцком можно сказать ровно то же самое. Для современного образованного человека это странная фигура. О нем написаны горы книг и статей.

В нашей публицистике, особенно политизированной, создан устойчивый образ этого человека, давно затмивший истинные черты его личности. Вокруг фантома без конца полемизирует, не замечая… как далек от предмета споров «оригинал».

Для одной группы спорщиков преподобный Иосиф — зачинатель «садически жестокой» традиции в истории нашей Церкви, русский инквизитор в колпаке с прорезями для глаз, сторонник безудержного обогащения духовной власти и раболепный прислужник власти светской. Иначе говоря, ходячий кошмар.

Для другой — это истинно-русский патриот, верный слуга престола, идейный вдохновитель славной опричнины и суровый борец за чистоту веры. Другими словами, образец нравственного совершенства.

Преподобный Иосиф Волоцкий: житие святого игумена и икона, тексты молитв

Преподобного Иосифа как будто «растащили на клипы». Упростили. Сделали понятнее…

И убили, таким образом, всю многозначность этой фигуры. А ведь он был тонким мыслителем, человеком сложной душевной организации, блистательным интеллектуалом.

Что же касается отношений этого духовными пастыря со светскими властями, то они никогда не носили признаков раболепия, более того, вообще не были ровными и благополучными.

Ему не раз приходилось испытывать тяжелые удары со стороны светских правителей.

Наша интеллигенция склонна ставить Иосифу Волоцкому в вину, во-первых, исходящую от него апологию церковного «стяжательства» и, во-вторых, гонения на еретиков-«жидовствующих».

Как понимал «стяжание церковное» сам святой Иосиф? Он вовсе не стремился сделать богатыми иноков, священников и архиереев.

Но большие монастыри, да и Церковь в целом — да, должны обладать значительным доходом, ибо только так у Церкви появляется надежный источник для строительства храмов, для наполнения их богослужебной утварью, для милостыни.

Обобщая — только так можно поддержать их самостоятельность, их независимость от воли «сильных людей».

Его собственная обитель жила по строжайшему уставу, он сам ходил в ветхой рясе. Во время голода иноки раздавали все свои припасы окрестным жителям и даже покупали для них хлеб на монастырские деньги.

Перу святого Иосифа принадлежит полемический сборник — «Книга на новгородских еретиков» или, иначе «Просветитель». «Слова» (отдельные поучения), составившие этот сборник, он создавал в то время, когда еретикам покровительствовал сам великий князь московский, они были в силе, их боялись.

И правитель русский склонялся к мысли воспользоваться их помощью, чтобы «разъяснить» Русскую церковь, как Шариков — чучело совы в «Собачьем сердце». Иначе говоря, отобрать земли, уничтожить старинную самостоятельность, упростить и подчинить своему контролю.

Читайте также:  Леснинская икона Божьей Матери: история и в чем помогает, тексты молитв

Высокопоставленные еретики занимали важные посты в духовной и светской иерархии, пользовались большой властью. Их действия вели к разрушению церковного организма и тотальному искажению веры. Противники «жидовствующих» претерпели немало бед.

Защищая свою Церковь от этого недуга, преподобный Иосиф многим рисковал. Шла борьба, обе стороны дрались отчаянно…

Талант полемиста, коим в полной мере обладал Иосиф Волоцкий, сыграл очень важную роль в победе над ересью. Он требовал самых жестких мер, включая смертную казнь. Здесь преподобный Иосиф следовал древней византийской традиции.

Зададимся вопросом: можно ли было поступить иначе? Виднейшие деятели Церкви колебались на этот счет. Русская политическая культура тогда была более мягкой, чем византийская и западноевропейская. В Московском государстве до Ивана Грозного вообще не устраивали массовых репрессий.

«Огненная казнь» для еретиков выглядела на Руси устрашающей «новиной»… Преподобный Иосиф требовал самого сурового отношения к ним, поскольку нарыв зрел на протяжении многих лет, и прочие, традиционные для нашей Церкви методы, — полемика, увещевания, отправка в дальние обители на покаяние — давно были исчерпаны, не дав результата.

Нападки «жидовствующих» на Церковь и веру возобновлялись вновь и вновь. Трудно сказать, удалось бы с ними справиться иным способом.

В 1504 году русская столица озарилась кострами, на которых пылали вожди «жидовствующих». В огонь попало лишь девять человек. Подавляющее большинство избегло костра: их отправили в отдаленные монастыри на покаяние. Стоит ли напоминать, что прими обстоятельства иной оборот, и преподобный Иосиф сам мог оказаться и на костре, и в дальней ссылке?

Для нашего времени та эпоха не должна служить образцом. Жестокое наказание обрушилось на еретиков лишь тогда, когда Церковь оказалась на краю гибели.

Позднее такое случилось лишь однажды — во времена гонений от соввласти, при «обновленцах»… Сейчас Русская Православная Церковь избавлена от столь мучительных степеней страдания.

Да и мир наш стал мягче, легче в нем следовать заповеди Господней «не убий».

Преподобный Иосиф не напрасно стяжал славу столпа русского иночества. Он никогда ничего не искал для себя лично. Ни богатства, ни славы, ни положения придворного священника.

Он говорил и действовал, защищая веру свою, Церковь свою, да монашескую братию в своей обители. Он был истинным монахом, презревшим все блага мира сего ради Христа. Общерусское почитание его установилось в 1589 году.

Преподобного Иосифа канонизировали как образцового инока, обличителя ересей и великого чудотворца.

Иосифляне, нестяжатели и ИНН

На заставке Иосифо-Волоцкий монастырь (фрагмент фото). FontCity — собственная работа, CC BY-SA 4.0

Псаломщик — <

  • Тропарь, глас 5:
  • Я́ко по́стников удобре́ние и отце́в красоту́,/ ми́лости пода́теля, разсужде́ния свети́льника,/ вси ве́рнии соше́дшеся восхва́лим,/ кро́тости учи́теля, и ересе́й посрами́теля,/ прему́драго Ио́сифа, Росси́йскую звезду́,/ моля́щася Го́споду,// поми́ловатися душа́м на́шим.
  • Кондак, глас 8:

Жития́ треволне́ния и мяте́ж мирски́й,/ и стра́стная взыгра́ния в ничто́же вмени́в,/ пусты́нный граждани́н показа́лся еси́,/ мно́гих быв наста́вник, Ио́сифе преподо́бне,/ мона́хов собра́тель, и моле́бник ве́рен,/ чистоты́ рачи́тель.

// Моли́ Христа́ Бо́га, спасти́ся душа́м на́шим.

Молитва первая

О вели́кий наста́вниче, ревни́телю и учи́телю Правосла́вныя ве́ры, свя́те прему́дре Ио́сифе! Приими́ моле́ние нас, гре́шных, тебе́ приноси́мое, и те́плым предста́тельством умоли́ в Тро́ице сла́вимаго Бо́га, да ниспосле́т бога́тыя Своя́ ми́лости нам, гре́шным, да утверди́т во Свято́й Свое́й Правосла́вней Це́ркви пра́вую ве́ру и благоче́стие: па́стырем ея́ да пода́ст святу́ю ре́вность о спасе́нии слове́снаго ста́да, я́ко да ве́рующих соблюду́т, неве́рующих же и отпа́дших от и́стинныя ве́ры вразумя́т и обратя́т. Нам же всем испроси́ вся благопотре́бная во вре́меннем сем житии́ и поле́зная к ве́чному спасе́нию на́шему. Помяни́ ста́до твое́, е́же собра́л еси́, не забу́ди посеща́ти чад твои́х и, я́ко чадолюби́вый оте́ц, не пре́зри, ниже́ отри́ни моле́ния на́ша, но воздежи́ ру́це твои́ моли́твеннеи ко Го́споду Бо́гу, да отложи́т пра́ведный гнев Свой, дви́жимый на ны, и изба́вит нас от враг ви́димых и неви́димых, от гла́да, пото́па, меча́, смертоно́сныя я́звы, наше́ствия иноплеме́нных и междоусо́бныя бра́ни. Ей, премилосе́рдый засту́пниче наш, пресла́вный чудотво́рче, всех нас упра́ви в ми́ре и покая́нии сконча́ти живо́т наш и пресели́тися со упова́нием в блаже́нная селе́ния ра́йская, иде́же непреста́нно славосло́вится всепе́тое и́мя Отца́ и Сы́на и Свята́го Ду́ха. Ами́нь.

Молитва вторая

О преблаже́нне и присносла́вне о́тче наш Ио́сифе! Ве́дуще твое́ ве́лие к Бо́гу дерзнове́ние и к твоему́ тве́рдому заступле́нию прибега́юще, в сокруше́нии се́рдца мо́лим тя: озари́ нас све́том дарова́нныя тебе́ благода́ти и моли́твами твои́ми помози́ нам бу́рное мо́ре жития́ сего́ преити́ безмяте́жно и приста́нища спасе́ния небла́зненно дости́гнути: порабоще́ни бо су́ще су́етными, и грехолюби́ви, и не́мощни е́же от обыше́дших нас зол возни́кнути, к кому́ прибе́гнем, а́ще не к тебе́, яви́вшему неоскудева́емое бога́тство ми́лости в земне́м житии́ твое́м? Ве́руем же, я́ко и по отше́ствии твое́м множа́йшее стяжа́л еси́ дарова́ние милосе́рдовати бе́дствующим. Те́мже у́бо, припа́дающе ны́не к цельбоно́сней ико́не твое́й, умиле́нно про́сим тя, свя́тче Бо́жий: сам искуше́н быв, помози́ и нам, искуша́емым; посто́м и бде́нием попра́вый си́лу де́монскую, и нас от нападе́ний вра́жиих защити́; препита́вый гла́дом погиба́ющих, и нам испроси́ у Го́спода изоби́лие плодо́в земны́х и вся я́же ко спасе́нию потре́бная; посрами́вый ерети́ческая мудрова́ния, Це́рковь Святу́ю от ересе́й и раско́лов, и смуще́ний моли́твами твои́ми огради́: да то́жде му́дрствуем вси, еди́нем се́рдцем сла́вяще Святу́ю, Единосу́щную, Животворя́щую и Неразде́льную Тро́ицу, Отца́ и Сы́на и Свята́го Ду́ха, во вся ве́ки. Ами́нь.

Молитва третья

О вели́кий Правосла́вныя ве́ры ревни́телю и учи́телю, свя́те прему́дре Ио́сифе! Приими́ моле́ние, от нас, гре́шных, тебе́ приноси́мое, и те́плым предста́тельством умоли́ в Тро́ице сла́вимаго Бо́га, да низпосле́т Он бога́тыя Своя́ ми́лости нам, гре́шным, и раба́м Бо́жиим (имена), да отложи́т пра́ведный гнев Свой, дви́жимый на ны, да изба́вит нас и зде помина́емых от враг ви́димых и неви́димых. Ей, премилосе́рдый засту́пниче наш, испроси́ моли́твами твои́ми нам проще́ние грехо́в, исправле́ние жития́ на́шего, от боле́зней и вся́ких неду́гов исцеле́ние, от наве́тов и ко́зней диа́вольских избавле́ние, па́че же спасе́ние душа́м на́шим пода́ждь и Небе́сных благ восприя́тия сподо́би, благода́тию и человеколю́бием Живонача́льныя Тро́ицы, Отца́ и Сы́на и Свята́го Ду́ха, во ве́ки веко́в. Ами́нь.

Назад к списку

Преподобный Иосиф Волоцкий: тайна святости (Наталья Иртенина)

Пятьсот лет назад ушел в вечность человек, оставивший миру загадку своей святости. Сто лет назад эта загадка исторгла из среды российской интеллигенции вздох удовлетворения: «Пробовали канонизировать, но в сознании русского народа он не сохранился как образ святого».

Тайну святости Иосифа Волоцкого пытались взламывать ломиком негодующего отрицания и вскрывать отмычкой сомнений (странный святой, да и не святой вовсе), чтобы увидеть под замком ожидаемую пустоту и безблагодатность. Тщетно.

Замок держится крепко, «сокровенный сердца человек» волоцкого игумена остается недоступен.

Церковный политик, давший имя своим последователям-иосифлянам, публицист, возглавивший борьбу с ересью, которая поразила Московскую Русь, идеолог царской власти и радетель богатой, самодостаточной, независимой от государства Церкви — все это только внешнее.

«Богатые драгоценными бытовыми чертами жития преподобного Иосифа скудны в одном: они молчат о внутренней, духовной жизни» (Г. П. Федотов, «Святые Древней Руси»).

А может, плохо искали? Не слишком внимательно, полубессознательно пропуская крупицы, как раз говорящие о внутреннем? Может, чересчур довлел образ Иосифа — каменной глыбы в основании самодержавия и столпа торжествующей, воинствующей Церкви, чтобы позволить себе увидеть и показать эту глыбу с иного ракурса?

При жизни у него было много врагов, недоброжелателей и страстных критиков. За несколько веков после смерти число их только росло. «Роковая фигура в русской истории», как выразился Н. Бердяев, ставя Иосифа Волоцкого бок о бок с Иваном Грозным.

Оценивая историческую личность, всякий показывает миру себя самого.

Давая оценку святому, демонстрирует свою позицию в отношении Церкви, канонизировавшей его, и степень собственного проникновения в суть христианства.

«Он сторонник христианства жестокого, почти садического, властолюбивого…» Надо думать, Бердяев выразил этим мнение весьма определенной страты российского социума, крупными мазками обрисовал ее страхи и миражи.

Ну а как было в реальности?

В 1515 г. волости окрест Иосифо-Волоколамского монастыря поразил страшный голод. Жители сел и деревень толпами шли к монастырю, который всегда кормил множество нищих и странников, приходил на помощь в хозяйственных нуждах. У ворот обители «мужие и жены от глада вопияху…

бяше бо их седмь сот, опричь малых детей». Иосиф повелел келарю кормить всех. Изо дня в день, несколько месяцев. Монастырь обладал большими, но все же ограниченными запасами хлеба. Игумен приказал брать взаймы деньги и покупать хлеб для голодных толп в других областях.

Монастырская братия роптала: «Нас переморит, а их не перекормит». Иосиф, изнуренный болезнями, сам почти вовсе отказался от еды, отдавая свой хлеб тем, кто «от глада вопияху». В сентябре он умер, тихо угаснув в состоянии крайнего истощения — это установила экспертиза его мощей, обретенных в 2001 г.

Как верный христианин и добрый пастырь положил душу свою за ближних.

Но даже это не смягчает критиков. Описывая благотворительную деятельность монастыря и заботу игумена о благополучии сельского люда, Г. П. Федотов делает странный вывод: «Не из сострадания, а из христианского долга проистекает общественное служение Иосифа».

Ни жития, ни другие источники не дают поводов для таких умозаключений. Советские критики придумали иную мотивацию для Иосифа — корпоративную корысть феодалов: крестьяне-де — орудие обогащения, которое надо беречь и кормить. Ну, им тоже вольно было фантазировать.

Обширное поле, где можно разгуляться фантазиям критиков, дает Устав, написанный преподобным Иосифом для своего монастыря. О том, как советские исследователи искаженно интерпретировали некоторые его моменты, дабы выставить игумена классовым врагом крестьянства, говорить не будем.

Но любопытна пристрастность и почти неприязнь к Иосифу Волоцкому некоторых историков русского христианства, того же Г. П. Федотова или И. К. Смолича («Русское монашество»). От первого изошла претензия к преп. Иосифу, что «обрядовое благочестие и уставная молитва» заменяли ему горение духа.

Читайте также:  Акафист Савве Сторожевскому: текст и о чем молятся святому, тропарь

Смолич также категоричен: «Иосиф предстает перед нами как выразитель внешней, формально понимаемой христианской аскезы. Духовное окормление иноков Иосиф строит не на совершенствовании души и воли, а на внешне безупречном поведении монаха», на «буквальном исполнении обрядов».

И совсем уж радикально заявляет: «Пренебрежение внутренней основой духовной жизни… у него просто поразительное». И даже: «религиозный формализм набрасывает тень… на благочестие» Иосифа Волоцкого.

Но Устав позволяет написать лишь полупортрет своего создателя. Как полуправду. Искать вторую половину следует в других творениях преп. Иосифа. Хотя и в Уставе можно найти оброненные зерна сокровенного.

«Поработи тело, а душу освободи». Это из «Просветителя», книги написанной им для обличения еретиков-жидовствующих.

Иосиф Волоцкий — опытный богослов. Некоторые приписывали ему слишком рационалистический подход к богословию, заимствование методов выхолощенной католической схоластики. А вот как он сам обрисовал свой метод богопознания: «Кто хочет узнать волю Божию и смысл Священного Писания…

должен прежде очистить себя от страстей — сохранением Божественных заповедей, вниманием и многим старанием по Богу, безмолвием, слезами, смиренномудрием и страхом Божиим. И тогда душа, соединившаяся чистотою с Богом, не потребует другого слова для поучения, нося в себе, блаженная, присносущное Слово — как учителя, наставника и просветителя».

(В оригинале последние слова имеют иной смысл: «…присносущное Слово, Учитель и Наставник, просвещение в Себе носящий блаженно».) «Если научишься молиться со вниманием, тебе не нужны будут поучения рабов Божиих: сам Бог, без посредников, будет озарять при этом мысль».

Истинное познание возможно лишь в соединении с Богом — в молитвенном общении с Ним и Евхаристии. Это основа основ христианской жизни.

Если не знать автора этих слов, можно посчитать, что они принадлежат старцу Нилу Сорскому, духовному отцу заволжских монахов-скитников, последователю исихазма (учения о безмолвной сердечной, умнОй молитве, пришедшего из Византии). Преп. Нила в литературе XIX–XX вв.

традиционно ставили в духовную оппозицию Иосифу Волоцкому: у Нила — молитвенная глубина и «дух внутренней свободы», у Иосифа — «формализм и ригоризм». Оппозиция эта глубоко надуманная, искусственная.

Водораздел прошел позднее между их учениками, но не между этими двумя учителями русского монашества.

Либеральным историкам не нравился акцент Иосифа на телесном благочинии. Видимо, они не знали слов апостола Павла: «прославляйте Бога и в телах ваших» (1 Кор. 6:20). И Василия Великого: «не верь, что не сохраняющий себя во внешнем благоустроен внутренне».

И Григория Паламы: «после падения внутреннему человеку свойственно уподобляться внешним формам». И Нила Сорского в придачу, который придавал значение молитвенной позе и цитировал те же слова Василия Великого. Г. П.

 Федотов приводит наставление Иосифа Волоцкого: «Стисни свои руце, и соедини свои нози, и очи смежи, и ум собери», сопровождая снисходительным комментарием: «В этом вся духовная школа иосифлянства».

Нил и Иосиф, не соглашаясь друг с другом в некоторых вопросах церковной политики, не были ни врагами, ни недругами. Старец Нил переписывал «Просветителя», а Иосиф в предисловие одного из своих сочинений поставил Нилово «Послание некоему брату». Ученики Иосифа также переписывали сочинения Нила. Но суть не в этом.

Иосиф Волоцкий, несомненно, был знатоком исихастского делания и поддерживал традицию этой мистической молитвенной практики, бравшую начало на Руси со времен Сергия Радонежского. Но исихастскую традицию он знал независимо от Нила.

Прямая линия духовного преемства идет к Иосифу от преподобного Сергия — через его учителя Пафнутия Боровского, чьим наставником был Никита Серпуховской, ученик Сергия. Иосиф — духовный «правнук» Сергия, когда-то вкусившего исихастской «сладости безмолвия».

Волоцкий игумен любил и почитал Симеона Нового Богослова, византийского столпа исихазма, изучал и переписывал его творения, часто цитировал.

Кроме того, он был почитатель иконного творчества монаха Андрея Рублева, также ученика Сергия, собирал иконы его кисти, расспрашивал старцев — живых свидетелей о жизни Андрея. А иконопись Рублева, безусловно, пребывает в русле исихастского созерцания нетварного света.

От старцев Иосиф узнал о художественно-богословском методе преп. Андрея и оставил его описание — уникальное свидетельство о глубине молитвенно-созерцательного бытия святого иконописца. Иконники Андрей и Даниил «…

всегда ум и мысль возносили к невещественному и Божественному свету, телесные же очи всегда возводили к вещественным краскам, коими написаны образы владыки Христа, и Пречистой Его Матери, и всех святых». Из этого свидетельства никак не получается вывести равнодушие преп.

Иосифа к внутренней жизни духа. Скорее наоборот.

Близким знакомым волоцкого игумена был другой великий иконописец Руси — Дионисий, создатель знаменитых фресок Ферапонтова монастыря. Исследователи также приписывали Дионисию тягу к форме, формализацию иконных образов. Но вот что писал о его творениях советский искусствовед Н. К.

 Голейзовский: «новые формальные элементы… свидетельствуют… о настойчивых поисках наиболее выразительного художественного языка, способного вызвать состояние „духовного созерцания“»; «Дионисий пользуется в своем творчестве теоретическими выводами исихастов и в первую очередь учением об умной молитве».

А на фресках в Ферапонтове Дионисий отображает молитвенное состояние и «результат „умного делания“, ярко обрисованный в сочинениях исихастов. Вот как передает это состояние Нил Сорский: „Зрю свет, его же мир не имать…

внутрь себе зрю Творца миру, и беседую, и люблю, и ям, питался добре единым бо видением и съединився Ему, небеса превосхожду“».

Через эту любовь к «умно́й» иконописи и раскрывается «сокровенный сердца человек» Иосифа Волоцкого. В своем «Послании иконописцу», адресатом которого, скорее всего, был Дионисий, преп. Иосиф дает описание сердечной молитвы и внутреннего созерцания световидных энергий Бога. «Когда ты поклоняешься Господу Богу твоему…

тогда всем сердцем твоим и умом и помышлением воздевай зрение ума ко Святой, Единосущной и Животворящей Троице — в мыслях твоих и в чистом сердце твоем». «Изгоним все земное из помыслов: злопамятство и гнев, ярость и ненависть и плотские вожделения — и очи понудим к слезам, и всего себя устремим к небесам».

«Молитву же я имею в виду не такую, что лишь на устах держится, но исходящую из глубины помыслов; подобно тому, как деревья, которые, пустив корни в глубину, не ломаются от ветра, так и молитва, из глубины мысленной воссылаемая, простирается в высоту».

«Предстоя с херувимами, летая мыслью с серафимами, будучи плотью сопричтен к бесплотным силам, сподобился ты предстояния общему Владыке». «Душа… исполнится великой светлости с помощью Божией, словно некие лучи посылаются от Бога в мысли молящегося».

«Формалист» Иосиф Волоцкий — делатель сердечной молитвы исихастов?! Именно так.

Однако описание это все же осторожное, прикровенное. Дионисий был мирянин, а позднее свое «Послание» Иосиф включил в «Просветитель», расширив адресацию.

Исихастское же делание — исключительно для опытных монахов, и обучение ему должно происходить не на бумаге, а из уст в уста от учителя к ученику.

Подробных инструкций по практике сердечной молитвы не оставил никто из византийских святых, выработавших учение исихазма.

Но у волоцкого игумена, как и у других, были ближайшие ученики, во всем следовавшие за наставником — и в суровой телесной аскезе, и в молитвенном делании. Это о них он обмолвился в Уставе: «…и сердце очищаем на приятие неизреченного света Христова».

О всей же братии монастыря Житие свидетельствует: «Молитва Иисусова беспрестанно из уст исходила», «в ночи на молитве стояли», «делали все дела по наказу и учению Иосифа с молчанием и молитвою». В практике исихазма непрестанное творение Иисусовой молитвы имеет первостепенное значение.

Но и вне умного делания эта молитва — лучшее средство для очищения сердца.

Однако для исихастской мистики все же более подходит уединенная скитская жизнь, какую вели Нил Сорский и его ученики, а не общежительный монастырь Иосифа Волоцкого с его обширной хозяйственной деятельностью.

Но к мистическому богосозерцанию невозможно приступить, не утвердившись в начальной форме монашеского подвижничества — строгой аскетике, очищении от страстей через телесное утруждение, молитвенные усилия, послушание и монастырскую дисциплину.

Начальное деятельное подвижничество — единственный путь восхождения к созерцанию, на этом настаивает учение исихастов.

Все это — труды, школу сурового воздержания, жесткую дисциплину дает общежительная форма монашества, поборником которой был преп. Иосиф.

Он создавал в своем монастыре условия, необходимые любому, кто впоследствии встанет на путь молитвенного безмолвия, таинственного соединения человека с Богом в созерцательном подвижничестве.

А Нил Сорский не принимал в свой скит монахов, не прошедших через эту начальную подготовку в общежительном монастыре. Оба монастырских устроения, олицетворенные Иосифом и Нилом, — просто разные этапы одного пути.

Аскетика Иосифова монастыря — это личная нищета монахов, строгий пост, ветхие «плачевные» одежды, постоянный труд на благо ближнего. Кроме того, «один панцирь носил на голом теле под свиткою, другой — железа тяжелые», и «своей волей сами себя мучили». Не все выдерживали: «Жестоко сие есть житие, и в нынешнем роде кто может таковое снести?»

Но сердцевиной монастырской жизни было богослужение — «соборное дело». Устав преп. Иосифа предписывал неукоснительно и безотлагательно являться в храм на соборную молитву, оставляя все дела.

В этом волоцкий игумен расходился даже с уставом Василия Великого, разрешавшим монаху отсутствовать на богослужении, если он занят монастырской работой.

Тем страннее претензии к Иосифу в пренебрежении литургической жизнью (у Смолича).

Впрочем, в своих творениях преп. Иосиф заведомо отвечал критикам. К примеру, тем, кто видел в его Уставе «удушение» внутренней человеческой свободы, утеснение духа.

Тех, кто считал, что «лучше есть житие, где закон и правила не жительствуют, и нет никакой тягости, ни понуждения, ни запретов, но кто как захочет, как соизволит, так и живет», волоцкий игумен смиренно наставляет: это «лучшее житие» позволительно лишь для совершенных и преуспевших в духовном делании подвижников, «нам же сие чуждо». Ибо монахи нынче уже не те, что прежде: «только образ иночества в нас есть, дел же никаких», «ныне же поистине изнемогли… возлюбили сладость мира сего из-за своей лености, нерадения и оскудения добродетелей». Однако судить о всех монашествующих преп. Иосиф не волен: «глаголю и пишу не о всех, но о себе и сущих подо мною».

В Житии преподобного есть один эпизод, который ломает устоявшийся образ Иосифа Волоцкого как этакого антиинтеллигента: властолюбца, стяжателя, обрядовера, бессердечного фанатика и чуть ли не палача-инквизитора. Этот эпизод стыдливо пропустил даже Г. П. Федотов, скрупулезно подмечавший в святых, о которых писал, мистические черточки.

В 1503 г. в Иосифов монастырь привезли умирающего князя Ивана Рузского, крестника волоцкого игумена. Настоятель не успел к нему: князь скончался без исповеди и причастия.

Опечаленный таким концом духовного чада, Иосиф заперся в келье с умершим и своим ближайшим учеником Кассианом. По их молитве в бездыханное тело вернулась душа, а после исповеди и причастия снова отлетела.

Иосиф запретил княжеским боярам говорить об этом как о чуде: «Князь просто уснул, а потом проснулся».

Иосиф Волоцкий, воскрешающий мертвого.

Как это далеко от образа попа-мажора на крутой колеснице, главы коммерческого предприятия «Волоцкий стяжательный монастырь», сращивавшего Церковь с государством, отправлявшего на костры креативную оппозицию…

«Возлюбленный, где бы ты ни был: на море, на дороге или в доме, идешь ли ты, или сидишь, или спишь — на всяком месте непрестанно молись с чистой совестью, говоря так: „Господи Иисусе Христе, Сыне Божий, помилуй мя“» — заповедует Иосиф Волоцкий в «Просветителе».

radonezh.ru

Оставьте комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Adblock
detector