Киприан Карфагенский: житие святителя и творческое наследие епископа, икона

Киприан Карфагенский: житие святителя и творческое наследие епископа, икона

13 сентября молитвенно вспоминается великий угодник Христов, священномученик Кприан Карфагенский.

Священномученик Киприан был епископом в Африке, в Карфагене, жил в первой половине 3 веке. Сын богатого сенатора, знаменитый ученый, он до 40 лет был язычником и предавался роскоши и всевозможным удовольствиям.

Приняв крещение по убеждению одного пресвитера, он совершенно изменился: начал подвизаться в посте и молитве, раздавать богатство бедным и изучать Священное Писание. Сам он называл причиной такой перемены благодать святого крещения.

За благочестивую жизнь он вскоре был поставлен пресвитером, а через год и епископом. В это время Декий объявил гонение на христиан, и св. Киприана потребовали на смерть.

По внушению божественного откровения, для пользы карфагенской паствы, он скрылся и посредством писем из своего уединения неутомимо руководил ею: клиру давал должные распоряжения, слабых в вере убеждал к подвигам, а крепких утешал и предохранял от гордости.

Особенно он заботился о тех, кто из боязни мучений отрекся от Христа. Сначала с такими людьми поступали очень строго: их отлучали от Церкви и принимали обратно только при условии тяжелого публичного покаяния.

Были даже такие учителя, которые утверждали, что совсем не должно принимать падших. Но святой Киприан ослабил строгость, принимая ходатайства за них исповедников, т.е.

пострадавших за веру, и сердечное раскаяние их самих.

При святом Киприане возник вопрос, как принимать в Церковь еретиков, и он выступал на соборах за обязательное повторное крещение (впоследствии постановили крестить только тех из еретиков, которые крещены неправильно — не во имя Святой Троицы).

Святитель Киприан явил себя истинным пастырем еще во время моровой язвы, свирепствовавшей тогда в Карфагене. Все здоровые жители города спешили бежать из него, остались только больные и разбойники, грабившие покинутые жилища. Святой Киприан безбоязненно служил больным, не только христианам, но и язычникам, убеждал и других оказывать помощь несчастным и погребал умерших.

В 257 году Валериан открыл гонение на христиан, и Киприан был отправлен в ссылку. Тут было открыто ему в видении, что через год он пострадает за Христа, и он раздал неимущим все что имел. Проконсул потребовал Киприана на суд и убеждал поклониться идолам.

─ Не сделаю этого! ─ отвечал св. Киприан.

Проконсул осудил его на усечение мечом.

─ Благодарение Богу! ─ сказал тогда священномученик.

Придя на место казни, он помолился, благословил плачущий о нем народ и сам завязал себе глаза платком.

Священномученик Киприан пострадал в 268 году, предав свою святую душу в руки Господа Иисуса Христа.

Киприан Карфагенский: житие святителя и творческое наследие епископа, икона

Жития святых — полное собрание >>

Киприан Карфагенский: житие святителя и творческое наследие епископа, икона

Киприан карфагенский — древо

Статья из энциклопедии «Древо»: drevo-info.ru

Киприан Карфагенский: житие святителя и творческое наследие епископа, икона
Сщмч. Киприан Карфагенский

Киприан Карфагенский (ок. 200 — 258), епископ, священномученик.

Память 31 августа [1].

Родился около 200 года в городе Карфагене (Северная Африка). Фасций Киприан был сыном богатого сенатора-язычника, получил прекрасное светское образование и стал блестящим оратором, учителем красноречия и философии в Карфагенской школе.

Он часто выступал в судах как ходатай и защитник по делам своих сограждан. Киприан впоследствии вспоминал, что долго «оставался в глубокой мгле ночной…, далекий от света Истины».

Состояние, доставшееся от родителей и нажитое своей деятельностью, знаменитый ритор тратил на роскошные пиры, но они не могли заглушить в нем жажды истины. Заинтересовавшись христианством, он познакомился с сочинениями апологета пресвитера Тертуллиана.

Впоследствии святитель писал, что ему казалось невозможным тогда при его навыках достичь обещанного Спасителем возрождения.

Из такого тяжелого и нерешительного состояния его вывел друг и руководитель, пресвитер Кекилий [2]. В 46-летнем возрасте учёнейший язычник был принят в христианскую общину как оглашенный. Еще до принятия крещения он раздал нищим все имение и переселился в дом святого Кекилия.

Святитель Киприан писал в письме к другу Донату о своем крещении:

«Когда возрождающая волна очистила нечистоты моей прежней жизни, свет, тихий и ясный, нисшел с Неба в сердце мое.

Когда второе рождение Духом Небесным изменило меня в нового человека, то чудным образом укрепился я против сомнений,открылись тайны, осветилось темное…

я узнал, что жившее во мне по плоти для греха принадлежало земле, а началось теперь Божие, живущее Духом Святым. В Боге и от Бога вся наша сила; от Него — наша крепость. Через Него мы, живя на земле, имеем предчувствие будущего блаженного состояния».

Примерно через год после крещения святой был рукоположен во пресвитера, а когда умер карфагенский епископ Донат, по требованию всей карфагенской Церкви, никого не желавшей видеть своим епископом, кроме Киприана (aut Cyprianus, aut nullus), вопреки каноническим правилам, он поставлен был епископом Карфагена (около 248 года).

Святитель прежде всего занялся церковным благоустройством и искоренением пороков в среде клириков и паствы. Святая жизнь архипастыря вызывала у всех желание подражать его благочестию, милосердию и мудрости. Плодотворная деятельность святителя Киприана стала известна за пределами его епархии.

Епископы других кафедр часто обращались к нему за советом, как поступить в том или ином случае. Гонение императора Декия (249-251), о котором святителю было открыто в сонном видении, заставило его скрыться. Его жизнь была нужна пастве для, укрепления веры и мужества среди гонимых.

Перед отъездом из епархии святитель разделил церковное имущество между всеми клириками для оказания помощи нуждающимся и в дальнейшем присылал дополнительные средства.

Он держал постоянную связь с карфагенскими христианами через своих посланцев, писал письма к пресвитерам, исповедникам и мученикам. Некоторые христиане, убоявшись мучений, принесли жертву языческим богам. Эти отпадшие христиане обращались к исповедникам, прося дать им так называемые письма мира, т. е.

ходатайственные записки о принятии их в Церковь. Святитель Киприан написал всей Карфагенской христианской общине послание, в котором указал, что отпадших во время гонения можно принимать в Церковь, но этому должно предшествовать рассмотрение обстоятельств, при которых совершилось отпадение.

Должна быть проверена искренность сокрушения падших. Принимать их можно лишь после церковного покаяния и с разрешения епископа. Некоторые из падших настоятельно требовали немедленного допущения их в Церковь и этим смущали всю общину.

Святитель Киприан писал епископам других епархий, спрашивая их мнения, и от всех получил полное одобрение своих распоряжений.

Во время своего отсутствия святитель уполномочил четырех клириков проверить жизнь людей, которые готовились к рукоположению во пресвитера и диакона. Это встретило сопротивление мирянина Феликиссима и пресвитера Новата, поднявших возмущение против своего епископа.

Святитель Киприан отлучил Феликиссима и шестерых его сторонников. В своем письме к пастве святитель трогательно увещевал всех не отделяться от единства Церкви, подчиниться законным распоряжениям епископа и ждать его возвращения.

Это письмо удержало большинство карфагенских христиан в верности Церкви.

В скором времени святитель Киприан вернулся к пастве. Возмущению Феликиссима был положен конец на Поместном Соборе 251 года. Этот же Собор вынес суждение о возможности принятия в Церковь падших после принесения ими церковного покаяния и подтвердил отлучение Феликиссима.

В то время назревал новый раскол, поднятый римским пресвитером Новацианом, к которому присоединился карфагенский пресвитер Новат, бывший сторонник Феликиссима. Новациан утверждал, что отпадших во время гонения нельзя принимать обратно, даже если они каются в своем грехе.

Кроме того, Новациан при помощи Новата убедил трех италийских епископов при жизни законного Римского епископа Корнилия поставить на Римскую кафедру другого епископа, Новациана.

Против такого беззакония святитель Киприан написал ряд окружных посланий к африканским епископам, а затем целую книгу «О единстве Церкви».

Когда в Карфагенской Церкви стали утихать раздоры, началось новое бедствие — вспыхнула моровая язва. Сотни людей бежали из города, оставляя больных без помощи, а мертвых — без погребения.

Святитель Киприан, показывая пример стойкости и мужества, сам ухаживал за больными и хоронил мертвых, причем не только христиан, но и язычников. Моровая язва сопровождалась засухой и голодом. Орды варваров-нумидийцев, пользуясь бедствием, нападали на жителей и уводили их в плен.

Святитель Киприан побудил многих богатых карфагенцев пожертвовать свои средства на питание голодающих и выкуп пленных.

Когда началось новое гонение на христиан со стороны императора Валериана (253-259), карфагенский проконсул Патерн велел святителю принести жертву идолам. Он твердо отказался выполнить это, а также назвать имена и местопребывание пресвитеров Карфагенской Церкви. Святителя сослали в местность Курубис. Диакон Понтий последовал в ссылку за своим епископом добровольно.

В тот день, когда святитель прибыл на место ссылки, он увидел сон, предвозвещавший ему скорую мученическую кончину. Находясь в изгнании, святитель Киприан написал много писем и книг. Желая пострадать в Карфагене, он сам вернулся туда. Приведенный на суд, он был оставлен на свободе до следующего года.

Почти все карфагенские христиане пришли проститься со своим епископом и получить от него благословение. На суде святитель Киприан спокойно и твердо отказался принести жертву идолам и был приговорен к усечению мечом.

Услышав приговор, святитель Киприан сказал: «Благодарение Богу!» и весь народ в один голос воскликнул: «И мы хотим умереть с ним!» Придя на место казни, святитель снова преподал всем благословение и распорядился дать от него 25 златниц палачу. Потом он сам завязал себе глаза, а руки дал связать стоявшим около него пресвитеру с иподиаконом и преклонил голову.

Христиане с плачем постилали пред ним платки и убрусы, чтобы собрать священную кровь. Мученическая кончина последовала 14 сентября 258 года. Тело святителя ночью было взято и погребено на частном кладбище прокуратора Макровия Кандидиана.

Читайте также:  Даниил Столпник: житие и почитание святого, в чем помогает и молитвы

Впоследствии, при короле Карле Великом (771-814), его святые мощи были перенесены во Францию.

Труды

Святитель Киприан Карфагенский оставил для Церкви драгоценное наследие — свои сочинения и 80 писем. Творения святителя Киприана были приняты Церковью как образцы Православного исповедания и читались на Вселенских Соборах (III Ефесском и IV Халкидонском).

В сочинениях святителя Киприана изложено Православное учение о Церкви, внутреннее единство которой выражается в единстве веры и любви, внешнее единство осуществляется иерархией и таинствами Церкви. В Церкви Христовой заключается вся полнота жизни и спасения. Отделяющие себя от единства Церкви не имеют в себе истинной жизни.

Христианская любовь является скрепляющим звеном Церкви. «Любовь — основа всех добродетелей, она вечно пребудет с нами в Царстве Небесном».

Как в сочинениях, так и в епископской практике сщмч. Киприан является защитником сильной власти в Церкви, церковной иерархии, в которой он видел осуществление принципа ветхозаветной теократии и условие единства Церкви и ее дисциплины.

Отсюда его стремление ограничить влияние «исповедников», его строгость по отношению к падшим, его идеи о значении еретического крещения.

Священномученик Киприан отнюдь не исключает, однако, участия в церковном управлении совещательного начала («совета пресвитеров») и даже в некоторых случаях — голоса паствы. Он был сторонником соборов, как высшей инстанции для решения церковных дел: их было при нем несколько.

Формулированное им учение о единстве Церкви и ее иерархическом устройстве служит доселе нормой церковного управления. Эту учение он развивает в 66 своих посланиях, писанных по разным обстоятельствам и к различным лицам.

С точки зрения античной риторики, они служили образцами эпистолярного рода сочинений, а по внутренним свойствам сохраняют до сих пор значение истинно-пастырского наставления и утешения (см., например, по русскому переводу послания 10, 12, 17, 25, 28, 52, 64, писанные к клиру и народу карфагенскому во время жестокого Декиева гонения).

Кроме посланий св. Киприана, сохранилось еще 12 трактатов, по поводу которых Григорий Богослов заметил, что «насколько люди вообще превосходят животных даром слова, настолько этим даром Киприан превосходил прочих людей». По языку они представляют собой лучшие образцы святоотеческой латыни [3].

Особенно замечателен трактат «О смертности», написанный по поводу моровой язвы, на которую язычники смотрели как на кару богов за терпимость их к христианству, а св. Киприан — как на кару Бога за мерзости язычества.

Впечатление утешений и увещаний, содержащихся в этом трактате, было необычайное; все устремились на помощь больным, не щадя себя самих для спасения даже язычников. В некоторых из своих сочинений св. Киприан находится под видимым влиянием Тертуллиана, которого сам называл своим учителем, — но избегает монтанического его ригоризма.

У Киприана Карфагенского встречаются цитаты из од Горация, из Геродота и т. п. Как на недостаток сочинений св. Киприана, указывают на некоторые произвольные и неточные толкования св. Писания (например, потоп — прообраз крещения).

На русском языке издано:

  • Избранные сочинения. Пер., с эллино-грея. изд. М. Протопопова. СПб., 1803.
  • Жизнь и творения священномученика Киприана. Пер. Д. А. Подгурского. Части 1, 2. Киев. 1860-1862 (Труды Киев. ДА). То же. Изд. доп. В 2-х томах. Киев, 1891.
  • Творения. Части 1, 2. Киев. 1879-1880 (Библиотека творений святых отцев и учителей Церкви западных, издаваемая при Киев. ДА. ян. 1-II).
  • Слова: О зависти и злобе. — «Христианское чтение», 1825. ХVIII, с. 3-122.
  • О благочинии и одежде девственниц. — Там же. с. 123 слл.
  • О терпении. — Там же, 1832, ХLVIII, с. 3 слл.
  • О милостыне. — Там же, 1835, IV, с. 3 слл.
  • О смертности. — Там же. 1836. II. с. 3 слл. То же. В кн.: Сочинения и переводы Евсевия, архиеп. Карталинского. Ч. I. Переводы из творений святых отцев. СПб., 1858.
  • О единстве Церкви. — Там же, 1837. I, с. 19 слл. и в кн., указанной в предыдущем пункте.
  • О падших. — Там же. 1847. II. с. 161 слл.
  • Беседа о молитве Господней. — Там же, 1839, I, с. 131 слл. То же, В кн.: Поторжинский Н. А. Святоотеческая хрестоматия. Киев. 1877.
  • О похвале мученичеству. — В кн.: Сказания о мучениках христианских, чтимых Православною кафолическою Церковию. В рус. пер. Т. I. Казань. 1865. (Прил. к ж. «Православный собеседник»).
  • Письма: К Донату, о благодати Божией. — К Димитриану. — К епископу Немезиану и другим мученикам. — К мученикам и исповедникам. — К пресвитерам и диаконам. — «Христианское чтение». 1825, ХVIII. с. 243 слл.; 1830, ХXХIХ, с. 241 слл.; 1832. ХХVII. с. 90 слл.; 1837, II, с. 52 слл.; 1839. III, с. 127 cлл.; 1838. III, с. 141 слл.
  • Пастырские наставления в письмах святого Киприана, епископа Карфагенского. — «Журнал Московской Патриархии», 1977. N 2, с. 73-79.

Использованные материалы

[1]  В Русской Церкви не отмечается память святителя Киприана 16 сентября, праздновавшаяся в древности Карфагенской Церковью, перенесшей её на этот день со дня кончины святого — 14 сентября (см. Нафанаил (Львов), архиеп. «Доклад о почитании африканских святых», http://pravbeseda.ru/library/index.php?page=book&id=940).

[2]  «Άγιος Καικίλιος διδάσκαλος του Αγίου Κυπριανού», страница греческого сайта Ορθόδοξος Συναξαριστής (Православный месяцеслов), http://www.saint.gr/4410/saint.aspx.

[3]  см. Помяловского, «Латинская хрестоматия для духовно-учебных заведений», СПб., 1878

Из жития священномученика Киприана, епископа Карфагенского

Киприан Карфагенский: житие святителя и творческое наследие епископа, иконапамять 31 августа / 13 сентября

О священномученике Киприане

Житие священномученика Киприана, епископа карфагенского, одного из замечательнейших и известнейших отцов и учителей Церкви III-го века, интересно во многих отношениях. Жизненный путь св.

Киприана проходит через гонения, ереси, расколы, им оставлены многочисленные сочинения о различных богословских вопросах и об устроении жизни Церкви в тот многосложный период. Здесь же сделана подборка текстов из жития  св.

Киприана, в которых сообщается  преимущественно о его милосердии и служении ближним.

Жизнь Фасция Киприана до его крещения

Фасций Киприан родился в начале III в, предположительно в 200г. Родители его были состоятельные и знатные граждане г. Карфагена. Он получил хорошее образование, имел должность адвоката и, как сообщает его житие, «проводил жизнь греховную», «покорствуя страстям (своим)».  Светская  жизнь продолжалась, по-видимому,  до сорока шести лет.

Крещение Киприана и изменение его жизни

В начале III в. в Карфагене было уже много христиан. Киприан знал об этом; он не мог не заинтересоваться возвышенным учением христианским, ибо от природы был наделен любознательным и благородным умом. Еще до обращения своего в христианство Киприан познакомился с некоторыми сочинениями Тертуллиана  (Киприан был знаком с «Апологией» Тертуллиана) и это натолкнуло его на путь истины. …

Он крестился, вероятно, в праздник Пасхи или Пятидесятницы.

После крещения Киприан начал проводить жизнь строго добродетельную. Он являл собою всем пример нестяжательности, ибо, сострадая нищим и бедным он благотворил им, раздавая все, что имел.

Оказывая дела милости и благотворя всем нуждающимся, Киприан не мог не питать особенной любви и благодарности к наставнику своему, пресвитеру Цецилию, открывшему ему тайны веры христианской и способствовавшему обращению его в христианство.

И пресвитер Цецилий, видя в Киприане столько преданности и расположения к себе, пред смертью своею, кроме него, не нашел никого иного, кому мог бы с большею уверенностью и надеждою поручить попечение и заботы над оставшимся семейством своим.

Рукоположение во епископа Карфагенского

Примерно, через год после Крещение Киприан был рукоположен в сан пресвитера карфагенской Церкви и еще через год, когда умер епископ Карфагенский Донат, полюбивший Киприана народ единогласно избирает его своим новым епископом. Житие сообщает, что по смирению своему Киприан долго отказывался, ибо считал, что есть более достойные его, но народ его еще больше полюбил и настоял на своем. Вот как живописно рассказывает об этом событии житие:

Когда наступило время, назначенное для рукоположения, христиане окружили дом, в котором был Киприан, и не хотели оставлять занятых ими входов и выходов до тех пор, пока Киприан не согласился идти с христианами в храм. При всем своем высоком смирении, Киприан должен был уступить любви братии, пришел в храм и, к радости всех, был рукоположен во епископа.

Епископское служение Киприана

Начало епископского служения Киприана пришлось на то время, когда Церковь уже сорок лет наслаждалась миром, гонений не было давно.

Т.е. во взрослом своем возрасте Киприан их не видел, но, конечно же знал, что гонения  были. Например, в наше время мы вспоминаем о сталинских репрессиях и лагерях.

Житие сообщает проблемы церковной жизни, с которыми столкнулся Киприан в мирный период своего служения в сане епископа.

Вот как сам Киприан описывает нравственные недостатки его времени:

  Преподобный Даниил Переяславский

«Каждый заботился об умножении собственности. В иереях не было ожидаемого по их обету благочестия, в служителях (клириках) не было чистой веры, в делах — милосердия, в нравах — благоустройства.

Многие христиане не хранили твердо истин веры Христовой и отступали от Христа.

Допускались часто безрассудные клятвы, презрение и непослушание предстоятелям, злословие и взаимная вражда» ( «Книга о падших», гл. 6. )

Ввиду всего этого святому Киприану в сане епископа пришлось весьма много потрудиться на пользу внутреннего благоустроения Церкви.

Но, как и подобает истинному устроителю Церкви, св. Киприан подвизался сам

Диакон Понтий в таких словах говорит о епископском служении святого Киприана: «Какое у него было благочестие! Какая бдительность! Какое милосердие! Какая строгость! Столько святости и благодати изливалось из уст его, что он приводил в изумление всех, видевших его».

Читайте также:  Владимирская икона божией матери: история, значение, в чем помогает, где находится

Наружным видом своим святой Киприан был честен, лицом благообразен, ибо таившаяся внутри души его святыня отображалась и на лицо его.

Как мудрость, по слову Екклесиаста, так и святость украшает лик человека (Еккл 8:1); в сем же человеке Божием — святом Киприане — было и то и другое: он был и мудр, и свят.

Одежды носил он ни слишком богатые, ни слишком убогие, ибо святой избегал гордости и превозношения, но не желал подвергать бесчестию и сан архиерейский.

Характер его был весьма сдержан: он был ни слишком суров, ни слишком мягок и кроток сверх меры; где нужно было наказать, там он, хотя и милостиво, являл гнев свой, почему был всеми уважаем и почитаем. Кроме сего, святой Киприан являл великое милосердие и сострадание ко всем обиженным и бедствующим: он был помощником сиротам, странникам, нищим и больным.

  • В своих архипастырских распоряжениях и действиях святой Киприан проявил столько рассудительности и мудрости, что его совета искали и предстоятели других Церквей.
  • Так, например, Рогациан, епископ Новский, просил совета у святого Киприана по поводу оскорбления, причиненного ему неким диаконом. Киприан отвечал:
  • — Если диакон и впредь будет ослушиваться тебя и оскорблять тебя, ты можешь, по праву своей власти, или лишить его сана, или отлучить от общения; однако, — прибавлял он, — мы более желаем, чтобы ты прикрывал обиды и оскорбления кротким терпением, нежели наказывал священною властью.
  • Другой епископ, Евкратий, спрашивал Киприана:
  • — Должно ли допускать до общения церковного лицедея, который и после того, как сделался христианином, обучал молодых людей тому искусству, каким занимался в язычестве?
  • Киприан отвечал на это:

— Бедность не может извинить сего лицедея (ныне христианина); он может содержаться церковными приношениями, если только пожелает довольствоваться содержанием более умеренным, но без греха.

Посему убеди его довольствоваться церковным содержанием: если же у вас церковные приношения недостаточны для пропитания трудящихся, то пусть он придет к нам, и от нас получит необходимое для питания и одеяния.

Гонение Декия

По изволению Божию святой Киприан провел немного лет в мирном управлении своей епархией.

В скором времени по занятии Киприаном епископского престола над Церковью, подобно буре, разразилось гонение Декия  (царствовал с 249 по 251 г.).

Вскоре же после вступления на престол сей нечестивый император издал указ, по которому все христиане принуждались к принятию языческой религии и к принесению жертв богам.

  Святая новомученица Татиана

  1. Но так как время подвигов святого Киприана еще не наступило, то он решил удалиться на время из Карфагена, дабы своими увещаниями и наставлениями из неизвестного язычникам места поддерживать веру христиан и побуждать их твердо исповедывать имя Христово.
  2. Обратим внимание на милосердную поступь великого святителя, от которой веет первохристианской свежестью и чистотой:

Пред удалением своим святой Киприан разделил церковные деньги, бывшие доселе в его заведовании, между всеми клириками, оставшимися в Карфагене, для более удобного вспомоществования неимущим и бедным. Клир, с своей стороны, охотно сообщал своему епископу все сведения о состоянии его паствы и повиновался ему так же, как и в его личном присутствии.

И это была не разовая акция, но именно милосердная поступь святителя, потому что житие вскоре опять сообщает:

Святой Киприан находился, таким образом, в постоянном сношении с своею паствою и посылал неоднократные письма и сообщения пресвитерам, диаконам, мученикам и исповедникам. Первым он говорил, что прибудет к ним, как только Бог покажет ему, что такова Его воля.

Он просил их иметь попечение о вдовах, больных, странниках и о всех неимущих. Хотя он и оставил для этой цели некоторую сумму денег, но, опасаясь, что, быть может, она уже вся истрачена, он отправил своего слугу Нарика с новым денежным приношением.

Более всего заботился Киприан о том, чтобы христиане не пали духом среди бури огорчений. С не меньшею задушевностью писал святой Киприан также исповедникам и мученикам.

Он укреплял их мужество, превозносил их верность; увещевал всех христиан смотреть за тем, чтобы должные почести оказывались телам мучеников после их смерти и чтобы им доставлялось всевозможное облегчение во время их страданий. О святых исповедниках Киприан отзывался с великою похвалою.

Он побуждал своих клириков заботиться о том, чтобы, как нет ни в чем недостатка в славе исповедников, так не было бы ни в чем недостатка и в помощи им, и просил, чтобы его извещали о днях их смерти, дабы он мог приносить в их воспоминание возношения и жертвы.

Во время этого гонения было много христиан, отрекшихся от Христа, кто-то не выносил мучений, кто-то до мучений, от одного страха от них добровольно отрекался, кого-то уговаривали друзья. Киприан все это глубоко переживал. Житие приводит слово самого святителя:

«Скорблю, скорблю, братия, с вами, и болезнь моя не облегчается моею сохранностью и моим собственным здравием; как пастырь, я уязвлен ударом, нанесенным моему стаду.

С каждым из вас соединено мое сердце, с каждым я болею и умираю! Ударами жестокого врага поражено и мое тело! И мою душу прошло оружие! Мое сердце, удаленное и свободное от гонения, не осталось в покое; любовь поразила меня, когда поражены мои братья».( «Книга о падших», гл. 4. )

Вот, кажется, причина и источник милосердия и любви святителя Киприана: «С каждым из вас соединено мое сердце, с каждым я болею и умираю!».

Святитель Киприан был, действительно, главой единого духовно-телесного организма — Карфагенской церкви Христовой, и с каждым духовным чадом своим он переживал незримую, но до боли реальную связь, и потому каждое чадо свое любил как часть, самого себя, по образу Господа Иисуса Христа, Который есть Глава церкви, которая есть Тело Его.

Моровая  язва

  Святой праведный старец Феодор Томский

Господу благоугодно было посетить святого Киприана еще новым испытанием: на смену бедствий от гонения со стороны язычников, появилось бедствие стихийное — моровая язва.

Неожиданно разразившееся бедствие было одинаково тяжело как для христиан, так и для язычников. Моровая язва без перерыва значительное время свирепствовала в каждой провинции, в каждом городе и почти в каждом семействе.

Общее бедствие вызвало Киприана на самую самоотверженную и благородную деятельность.

В то время как язычники только еще более укреплялись в своем себялюбии, в то время как они, по-видимому, всецело предались страху, который заставлял их покидать самых дорогих своих родственников и оставлять мертвых не похороненными на улицах, христиане, руководимые Киприаном, оставались непоколебимыми. Сам Киприан не ограничился увещаниями, а своим личным примером подавал образец для подражания всем христианам.

Язва сопровождалась своими обычными страшными спутниками — засухой и голодом; кроме того, по границам Римской империи бродили орды варваров-нумидийцев и делали нашествия, во время которых они уводили много пленных; христиане карфагенские, руководимые святым Киприаном, жертвовали деньги на выкуп хотя бы некоторых из числа этих пленников…

Страдания святого Киприана

Между тем приближалось время страданий святого Киприана. На престол вступил император Валериан (царствовал с 253 по 259 г.), который воздвиг жестокое гонение на христиан.

Весть о новом гонении на христиан скоро достигла и до церкви африканской и, как обыкновенно, сколько устрашала малодушных, столько же воспламеняла к мужественному терпению твердых в вере.

Во время этого гонения святитель Киприан принял мученическую кончину (258г.)  Когда ему был произнесен приговор, что он должен быть усечен мечем, то Киприан благодарил Бога, а народ видевший все происходившее воззвал: и мы хотим умереть с ним!

Между тем Киприан был отведен на место казни. Сюда же последовали за святителем Божиим и христиане, проливавшие слезы при виде пастыря, ведомого на смерть.

Придя к назначенному месту, святитель Божий снял с себя верхнюю одежду, преклонил колена и начал молиться Богу.

Помолившись достаточное время, священномученик Христов преподал всем мир и благословение и приказал своим друзьям дать палачу двадцать пять златниц, совершая и при смерти благодеяние; затем, завязал себе убрусом (полотенцем) глаза, а руки отдал связать стоявшим подле него пресвитеру и иподиакону.

Это было последние действо милосердия св. Киприана, милость вошла в плоть и кровь его и он не мог уже какого-то оставить без  излучения милости сердца своего, последним оказался палач, который и отсек ему главу. Не удивительно будет узнать, если вдруг этот человек впоследствии стал христианином подобно Корнилию сотнику.

Между тем некоторые из христиан постилали пред святителем платки и убрусы, дабы воспринять на них кровь священномученика Христова, как некое драгоценное сокровище. Наконец, святитель Божий преклонил главу свою и был усечен мечом.

  • Так окончил жизнь свою святитель Божий, пострадав во славу Христа, Бога нашего.
  • Изложение жития составлено по источнику:
  • Житие и страдание священномученика Киприана, епископа Карфагенского // Жития святых по изложению святителя Димитрия, митрополита Ростовского
  • Издательство прп. Максима Исповедника, Барнаул, 2003-2004,

курсив  иер.Н. Абрамова.

Сщмч. Киприан Карфагенский: как обрести бесстрашие и где найти безопасность?

Среди святых отцов и учителей Церкви есть целый ряд имен, знакомых нам понаслышке или незнакомых вовсе.

13 сентября в православном календаре мелким, стандартным шрифтом вписано имя сщмч.

Киприана Карфагенского, который большинству христиан известен двумя своими высказываниями: «Кому Церковь не мать – тому Бог не отец», «Без Церкви нет спасения».

Читайте также:  Домашний иконостас: как правильно расположить иконы, как изготовить своими руками

Думаю, что в день его памяти стоит немного расширить свои знания об этом удивительном святом и сделать некоторые выводы в отношении собственно духовной жизни.

Для начала кратко опишем его земной путь. Точная дата рождения будущего священномученика нам неизвестна, а все варианты вращаются плюс-минус вокруг 200 года. Место рождения, как и место всего его дальнейшего служения, связано с Северной Африкой, в частности, с давним конкурентом Рима – Карфагеном.

Знатное происхождение Фасция Цеция Киприана (полное имя) позволило ему получить блестящее образование. Вероятнее всего, где-то в 245 году, т. е. уже в довольно зрелом возрасте, он принимает крещение.

И больше всего здесь восхищает его отношение к Таинству, которого, наверное, не ощутил никто из нас – крещеных несознательно и задолго до своего, скажем так, воцерковления.

Свою жизнь до приятия христианства он категорически осуждает и рисует в весьма мрачных красках: «Я находился во тьме и в глубоком ослеплении, когда, исполненный нерешительности и сомнения, я носился и блуждал», – а вот его слова после принятия таинства: «Когда возрождающие воды омыли пятна прежней моей жизни и в очищенное и оправданное сердце пролился небесный свет, когда, приняв Духа Небесного, соделался я по второму рождению новым человеком, – тогда чудным образом сомнения разрешились в уверенность; тайны начали открываться, мрак исчезать; то, что прежде казалось трудным, соделалось удобным, невозможное стало возможным». Вряд ли кто-то из нас так воодушевлялся даже после сознательного обретения веры или первого участия в таинстве Евхаристии.

Проходит буквально два-три года, и вот мы уже видим Киприана в качестве епископа Карфагена. Тот факт, что практически неофит стал во главе крупной и известной кафедры, некоторым священнослужителям не нравился, что в скором времени вылилось в повод для серьезного конфликта. Естественно, что праведности в служении владыке было не занимать.

В 249-250 годах разразилось непродолжительное, но весьма сильное гонение со стороны императора Деция. Взоры исполнителей гонения в Северной Африке, естественно, сразу обратились на главу и лидера карфагенской общины.

Но в этот раз владыка Киприан, при всей его ревности, принял мудрое решение и скрылся от гонителей ради продолжения руководства вверенной ему Богом паствой. До гонения Церковь в Африке пользовалась практически полувековым затишьем, что привело к тому, что Ее членами стали люди, не имевшие крепкой веры.

Когда император после неполных двух лет правления погиб в битве с готами и притеснение христиан автоматически прекратилось, то в Церкви сразу возник вопрос о том, как принимать отпавших и предавших Христа христиан, но пожелавших раскаяться и вернуться. И вот здесь недовольные владыкой Киприаном подняли свои головы.

Во главе этой партии встал старейший пресвитер Карфагена Новат. Как это часто бывает, за вроде бы «благородными» порицаниями стоят низменные человеческие страсти. Новат обвинял Киприана в том, что он после продолжительного покаяния и несения епитимии принимал отпавших христиан назад в лоно Церкви.

Мятежник считал, что отпавшие однажды ни при каких условиях не могут снова стать христианами. На самом же деле карфагенский владыка уже давно обличал одиозного Новата в хищении церковных денег, обмане сирот и вдов, а также жестоком обращении со своим стареньким отцом и беременной женой.

Этот пресвитер уезжает в Рим и там, вместе с другим смутьяном – властолюбивым Новацианом, на основании указанных претензий, не признает законного избрания папы Корнилия и учиняет раскол. Разрешение конфликта произошло на Карфагенском соборе 251 года.

Следующий крупный спор, в котором принимал активное участие свящмуч. Киприан, возник в 254-256 годах. Эпицентром разногласий стал вопрос принятия в Церковь еретиков и раскольников.

Папа Стефан I считал, что приходящих из еретических организации, даже таких крайних как маркиониты (не признававших Троицу), следует принимать через возложение рук. А вот сщмч.

Киприан, довольно подробно изложивший учение о Церкви и утверждавший абсолютную безблагодатность еретических и раскольничьих сборищ, стоял на позиции, что все совершенные у них таинства недействительны, а потому бывших отступников нужно крестить.

Все споры были прерваны в результате того, что в 257 году император Валериан разжег новое гонение на христиан. Проходит еще немного времени, и в 258 году сначала папа Стефан, а потом и владыка Киприан принимают мученическую кончину.

Я не упомянул, что между гонениями Деция и Валериана было еще непродолжительное гонение со стороны императора Галла. Именно в этот период священмуч. Киприан пишет свой трактат «О смертности», на котором теперь и хотелось бы сосредоточить наше внимание.

В самом начале он говорит, что, несмотря на то что большинство христиан тверды в вере, все же находятся и такие, кто «не обнаруживают в сердце своем Божественной непобедимой силы». Думается мне, что сегодня ситуация диаметрально противоположная.

Вот эта самая «непобедимая сила» должна как раз и проявляться в твердом и мужественном перенесении скорбей, несчастий и страданий. Казалось бы – очевидная мысль, которую Киприан описывает красивыми словами.

Но когда я их читал, у меня невольно возникало ощущение некоторого подтекста и даже укоризны в нашу сторону.

Выразить это можно примерно так: «А что вы хотели? Вы что, не знали куда идете, на что себя обрекаете? Почему мы вообще об этом говорим? Такое ощущение, что вы будто не знаете слов Христа том, что надлежит быть войнам, землетрясениям, морам и пр. Но если Господь пообещал, значит так и будет».

И вот, казалось бы, понимание неизбежности испытаний, предожидание их, просто понимание, что без них не спастись, уже само собой вносит ноту тревоги и беспокойства. Нельзя сказать, что это совсем уж плохо, это свидетельство еще живой, борющейся души, но так же это еще и признак болезни. «С прохождением мира, – пишет сщмч.

Киприан, – настанет уже награда жизни, радость вечного спасения, всегдашняя безопасность и обладание раем, некогда утраченное; земное сменяется уже небесным, малое великим, временное вечным. Какое же тут место тоске и беспокойству? Кто при этом будет тревожиться и печалиться, как не тот, у кого недостает надежды и веры?».

Далее тема испытаний во время земного пути у Киприана тесно переплетается с разговором о смерти и посмертной участи. Мы часто беспокоимся даже не за самих себя, за близких и родных людей, но только в этом мире никто нам не даст никаких гарантий безопасности, а вот там, в блаженной вечности, пишет карфагенский епископ, – единственное место постоянного и прочного покоя.

Данную мысль как аксиому мы должны усвоить и передать тем людям, о ком болит наше сердце. Научить детей, объяснить родителям и друзьям. Мы все время цепляется за эту жизнь, но давайте, наконец, поймем, что в ней бесконечное количество гонений на нашу душу, огромное множество стеснения для сердца, ведь нам постоянно приходится вести борьбу с диаволом, непрестанно отражать его нападки.

«Ум, осаждаемый и окружаемый со всех сторон напаствующим диаволом, едва может противиться и противостать всему этому, – продолжает сщмч. Киприан и вопрошает, – и приятно же оставаться надолго здесь, среди мечей диавольских, когда, при быстро распространяющейся смерти, следовало бы тем с большею охотою и желанием спешить ко Христу?».

Вот уж действительно вопрос, о котором сам, может, и не задумаешься.

Желание пожить спокойно владыка называет «язвой», которой христиане поражаются наравне с язычниками. По-хорошему вера и страх Божий должны нас сделать готовыми на все.

Ни лишение материальных благ, ни беспрестанная скорбь, ни мучительная разлука с женой (мужем) и детьми, ни умирающие друзья не должны соблазнять нас, но побуждать к подвигам.

Нечем будет хвалиться, коль не будет опасности, без брани не будет и победы, именно поэтому, – пишет сщмч. Киприан, – воинов Христовых не убивают, а увенчивают».

И здесь у карфагенского епископа раскрывается еще одна очень важная мысль. Он делает акцент на внутренней готовности христианина понести скорби и страдания. Может же быть и так, что человека вера наполняет бесстрашием перед лицом испытаний, но эти самые испытания так и не наступают до самой смерти.

Казалось бы, к чему тогда весь этот пафос мужественного терпения? Ответа здесь два. Во-первых, не в нашей власти решать, кому какой крест возложить на плечи, может, к самому тяжелому мы реально и не были бы готовы. А во-вторых, Бог видит сердце человека и, узрев в нем готовность к подвигу, воздаст и награду за подвиг.

«Иное дело – недостаток готовности к мученичеству, – уточняет сщмч. Киприан, – а иное – недостаток мученичества при готовности к нему».

Если все это мы не усвоим и не сделаем реальным в сердцах и душах наших, то молиться нам не стоит. Какой тогда смысл в словах молитвы «Отче наш», когда мы просим прийти Царство Божие, а сами к Нему не стремимся. Наше Отечество там, рядом с Богом, пишет сщмч.

Киприан, и именно там нас «ждет многочисленный сонм родителей, братьев, детей, кои, не страшась уже за свою безопасность, заботятся еще и о нашем спасении.

Увидеть их, обнять – о, какая это радость для них – вместе и для нас! Какое там веселие в Царстве Небесном, где нет уже страха смерти, какое высочайшее и всегдашнее блаженство при вечной жизни!».

Протоиерей Владимир Долгих

Оставьте комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *